Надо сказать, что в тех краях, еще менее тридцати лет на­зад подверженных непрерывному разбою, где до сих пор (в политических событиях) неизменно господствует «парти­занский» подход (Йемен, Ирак и т. д.), мытари в то время, производя свои личные поборы, соединенные с официальны­ми, вели себя как настоящие грабители с большой дороги.

Тем не менее сам Иисус платить означенные подати не лю­бит:

«Когда же пришли они в Капернаум, то подошли к Петру собиратели дидрахм и сказал: Учитель ваш не даст ли дидрах­мы? Он говорит: да. И когда пошел он в дом (сборщиков), то Иисус, предупредив его, сказал: как тебе кажется, Симон? цари земные с кого берут пошлины или подати? с сынов ли своих, или с посторонних? Петр говорит Ему: с посторонних. Иисус сказал ему: итак, сыны свободны...» (Матф.,17:24-26).

Это он сказал потому, что прекрасно понимал: он — сын царя (Иуды из Гамалы, который был «сыном Давидовым» до него) и должен получать деньги, а не платить. Отсюда его горькое суждение об означенных публиканах:

«Если же согрешит против тебя брат твой... то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Матф., 18:15, 17).

Здесь мытарь-публикан поставлен даже в один ряд с языч­ником. Но при обычном порядке вещей с мытарем следует об­ходиться бережно, потому что именно благодаря ему наполняется партийный денежный ящик, которым заведует Иуда Искариот и из которого берет деньги, о чем было изве­стно (Иоан., 12:6), но что не имело значения, потому что этот ящик легко наполнялся. Настолько легко, что он нахо­дился при Иуде Искариоте даже в вечер, когда арестовали Иисуса.

На самом деле главным сборщиком был Левий Матфей, мытарь. Он собирал и объединял суммы, вносимые другими мытарями, а Иуда Искариот, который был казначеем движе­ния, подсчитывал их и хранил весь зелотский бюджет. Веро­ятно, масса блудниц недавно «поверила ему», чтобы заслужить «Царство Божие». Их средства пополнили зелот-ский бюджет.

С другой стороны, зелоты знали, что Иуда тратит средства движения в личных интересах, однако не передавали их ко­му-нибудь более честному, не рискуя их у него отбирать. В этом заключается небольшая тайна, не лишенная интереса. Что же знал Искариот, благодаря чему был таким бес­сменным? Очевидно, что-то не очень красивое и грозившее кое-кому наказанием, столь же позорным, сколь и неизбеж­ным.

В качестве доказательства того, что мытари в свою очередь платили налог зелотам (они же сикарии), у нас есть только следующие строки Павла:

«Получающие священство из сынов Левииных имеют запо­ведь — брать по закону десятину с народа, то есть со сво­их братьев, хотя и сии произошли от чресл Авраамовых» (Евр., 7:5).

А Иисус назовет себя священником по чину Мелхиседека. Но вот что дальше:

«И... сам Левий, принимающий десятины... дал десяти­ну...» (Евр., 7:9).

Так вот, здесь речь идет не о Левин, сыне Иакова и Лии, племяннике Рахили и внуке Авраама. Потому что тот Левий никогда и никому десятины не платил


назад далее

http://agrozakaz.ru Редуктор CRAFTSMAN - запчасти к культиваторам CRAFTSMAN.

Навигация