Но поскольку большей части апокрифов свойственна тенденция описывать чудеса, здесь сказано, что он пошел по просьбе самого ребенка, который больше не мог выносить злобности жены Иуды.

У ребенка, который еще сосет грудь кормилицы, подобной щепетильности не бывает. Он не разговаривает или почти не разговаривает. Значит, это надо понимать так: Иосиф Арима-фейский, предупрежденный о том, что случится в жилище Иуды, опередил группу сикариев, отправленных учениками, чтобы осуществить приговор предателю и его родным, и пришел вовремя, чтобы забрать до их прихода собственного ребенка.

Как звали ребенка Иуды Искариота? Отметим, что Еванге­лие от Варфоломея говорит о нем в мужском роде, стало быть, это мальчик. Генеалогическое древо его отца позволяет предположить, что его звали Симон — в силу некоего фами­льного обычая, который позволяет выявить генеалогия; про­исходит чередование имен:


Как умерли жена Иуды и его маленький сын? Прежде все­го напомним, что мы имеем дело с фанатичными традициона­листами, сторонниками той «четвертой секты», основанной Иудой из Гамалы, о которой сообщил Иосиф Флавий. Это интегристы в чистом виде.

Поэтому мы можем быть уверены, что, убивая молодую жену Иуды Искариота и его ребенка, они следовали «ритуа­лу», обычному при подобных обстоятельствах. С ними сдела­ли все то же, что и с Искариотом, потому что все имело показательный характер.

Этот ритуал описан уже в псалме 69 [68], стих 26, и в псалме 109 [1081, стихи 8-12. Он предписывает, чтобы и? жи­лище стало пустым и обратилось в развалины. Женщину и ребенка, вероятно, увели, а дом несомненно сожгли.

Как должна была погибнуть супруга Иуды? На след нас на­ведет одна фраза Иисуса, неявно указывающая на некоторые обычаи этих ближневосточных регионов:

«Горе же беременным и питающим сосцами в те дни... » (Лук., 21:23).

К молодой супруге Иуды относится последнее. Действите­льно, в отношении первых при разграблении захваченных го­родов общий обычай всех народов этих краев состоял в том, чтобы вспарывать им живот от лобка до грудной кости, а по­том разрубать надвое матку.

Что касается вторых, то либо с ними делали то же самое, а ребенку разбивали голову о стену, либо бросали его под коле­со повозки, либо (если у победителей было время) его толкли в одной из больших ступ, распространенных в этих местах.

Бывало, и взрослых толкли в ступах в человеческий рост (4 Цар., 8:12, 15:16; Амос, 1:13; Ис., 13:16, 14:21; Наум, 3:10; Осия, 10:14, 13:16).

Или же, как поступали воины Антиоха IV, царя Сирии, по прозвищу Эпифан (Прославленный), который с 174 по 164 год до нашей эры преследовал евреев, был побежден Маккавеями и умер в буйном помешательстве, детей вешали за шнур на шею матери, которую также вешали в собственном жилище, чтобы окончательно осквернить его присутствием трупов.

«Они вешали детей на шее их матерей во всех домах, где их находили» (Первая книга Маккавеев, 1:64).

Эта жестокость не была чужда и Израилю, ведь в Ветхом Завете мы читаем, что виновных обрекали на смерть вместе с женами, детьми, слугами и рабами, а также домашними жи­вотными, стадами и т. п.

Такая традиция в тех краях жива и по сей день. Во время египетской революции в Каире мятежники, захватив дворец бывшего короля Фарука, перебили всех домашних животных молодой королевы и короля и выкололи глаза всем пони из королевских конюшен.

Если бы мы были уверены, что Иуда действительно купил поле на деньги, полученные в награду за поимку Иисуса, мы могли бы рассмотреть и еще одну гипотезу. Апокрифы утвер­ждают, что супруга Иуды бесконечно требовала от него де­нег; якобы это из-за нее он стал вором, похищая средства из общего денежного ящика учеников. Он, конечно, был молод, и она тоже.

В таком случае переезд Иуды, купившего поле, в жилище, находящееся в Иерусалиме (или под ним), из Галилеи, из дома его отца Симона в Капернауме, говорит о желании Иуды освободиться от мессианистской среды. Тогда можно предположить, что он выдал своего дядю, «Сына Давидова» и царя Израиля, только затем, чтобы положить конец этой страшной и безнадежной борьбе и наконец избавиться от своей роли сикария, чтобы отныне жить мирно, возделывая свое поле и наслаждаясь обретенной семейной жизнью.

В любом случае приход сикариев покончил с этой мечтой, как бы то ни было, и вследствие безжалостной мести мессианистов появилось еще три трупа.


назад далее

https://alexhotels.ru заселение в отель после свадьбы.

Навигация