И это вполне доказывает, что речь не идет об обычной «рыбе». К тому же есть еще одно, последнее замечание, кото­рое подтвердит обоснованность этой точки зрения.

И та же латинская аббревиатура ЮНТУБ (по-гречески Иск­— рыба) откроет нам хитрый прием, который использо­вали безымянные писцы IV века, чтобы замаскировать неприглядную правду в эпизоде со статером в рыбе.

Известно, что Иисус делил людей на две очень разные ка­тегории. Есть овцы, то есть «хорошие», свои (Матф., 15:24 и 25:32-33; Иоан., 10:2). Их ставят на правую сторону, и им уготовано вечное блаженство. И есть козлы (Матф., 25:32-33), то есть «плохие», противники. Их ставят слева, и их ждут вечные муки...

И теперь мы подошли к настоящему значению латинского слова ЮНТУБ. Потому что фонетически оно эквивалентно древнееврейскому isк-tкyss (алеф-йод-шин и тав-йод-шин), дословно означающему «человек-козел». Эти «люди-козлы» почти век и будут неизменно жертвами зелотов, как показал Иосиф Флавий в «Иудейской войне» и в «Иудейских древно­стях».

Тем не менее мы не можем обойти молчанием другую гипо­тезу, касающуюся мнимого чуда со статером в рыбе. Извест­но, что в древней Палестине (особенно в Декаполисе), помимо еврейского этноса, жило множество греков. И погре­бальные традиции требовали, чтобы их мертвецы отправля­лись в иной мир с монетой, оболом, в зубах, что позволило бы им заплатить Харону, перевозчику мертвых, который пере­правит их через Стикс и избавит от перспективы бесконечно­го блуждания в промежуточном «мире».

Такой монетой был самое меньшее обол, греческая монета небольшого достоинства. Но, очевидно, богатые семьи в уста своим покойникам клали более дорогие монеты.

Возникает вопрос: может быть, человек-козел был просто трупом, положенным в морг до окончательного захоронения или кремации, и это у него Симон Петр украл монету? У кого хватает смелости грабить живых, тот не побоится обобрать и мертвого.

Еще один эпизод из того времени, пересказанный Иосифом Флавием, подтвердит все вышесказанное. В его «Иудейских древностях», в двадцатой книге, мы прочтем историю, кото­рая якобы произошла в 63 году.

«Узнав о смерти Феста, император послал в Иудею намест­ником Альбина. Около того же времени царь (Агриппа) ли­шил Иосифа, первосвященника, сана и назначил преемником ему Анана, сына Анана же. Последний, именно Анан-стар-ший, был очень счастлив; у него было пять сыновей, кото­рые все стали первосвященниками после того, как он очень продолжительное время занимал это высокое мес­то. Такое счастье не выпадало на долю ни одного из наших первосвященников. Анан же младший, о назначении которого мы только что упомянули, имел крутой и весьма неспокойный характер; он принадлежал к партии саддукеев, которые, как мы уже говорили, отличались в судах особой жестокостью. Будучи таким человеком, Анан полагал, что вследствие смер­ти Феста и неприбытия пока еще Альбина наступил удобный момент (для удовлетворения своей суровости). Поэтому он собрал синедрион и представил ему Иакова, брата Иисуса, именуемого Христом, равно как нескольких других лиц, об­винил их в нарушении законов1 и приговорил к побитию кам­нями. Однако все усерднейшие и лучшие законоведы2, бывшие (тогда) в городе, отнеслись к этому постановлению неприязненно. Они тайно послали к царю с просьбой запре­тить Анану подобные мероприятия на будущее время и указа­ли на то, что и теперь он поступил неправильно. Некоторые из них даже выехали навстречу Альбину, ехавшему из Алек­сандрии, и объяснили ему, что Анан не имел права, помимо его разрешения, созывать синедрион. Альбин разделил их мнение на этот счет и написал Анану гневное письмо с угро­зой наказать его. Ввиду этого царь Агриппа лишил Анана пер­восвященства уже три месяца спустя после его назначения и поставил на его место Иисуса, сына Дамнея.

Когда Альбин приехал в Иерусалим, он приложил всяче­ское старание и усердие, чтобы умиротворить страну. При этом он умертвил множество сикариеві. Тем временем вли­яние первосвященника Анана росло со дня на день, и он поль­зовался любовью и почетом среди своих сограждан. Дело в том, что он давал взаймы деньги4» (Иосиф Флавий. Иудей­ские древности. XX, IX, 1-2. Т. 2. С. 426-427. Перевод (на французский] Арно д'Андийи).

Вполне очевидно, что монах-переписчик внес в этот фраг­мент рукописи Иосифа Флавия изменения, и изменения неум­ные. Потому что:

а) написано, что дети Анана стали первосвященниками после него, и в то же время один из них наследовал некоему Иосифу. Налицо противоречие;

б) написано, что Иаков, брат Иисуса (это Иаков Младший, потому что Старший умер вместе с Симоном Петром в 47 го­ду), был вместе с некоторыми другими побит камнями за на­рушение иудейского Закона. Так вот, этот самый иудейский Закон, который саддукеи так строго соблюдали, запрещал вы­носить в один день несколько смертных приговоров. Против этого и протестовали жители Иерусалима, но не против само­го приговора нарушителям закона, потому что выразить по­добный протест значило бы также нарушить этот закон! Значит, Иакова Младшего «и некоторых других» осудили и приговорили по другим причинам. По каким? Вот они:

в) в последнем абзаце приведенной цитаты сказано, что Альбин «приложил всяческое старание и усердие, чтобы уми­ротворить страну» и «умертвил множество этих воров». Но где в предшествующем тексте упоминание о ворах? Нет такого. По крайней мере в рассказе монахов-переписчиков, потому что у Иосифа Флавия оно было! Как, впрочем, и в бо­лее ранних главах, потому что он подробно описывает бесчин­ства сикариев.

На самом деле отрывок, тщательно удаленный монаха­ми-переписчиками, по существу рассказывал о казни этого «Иакова, брата Иисуса, именуемого Христом»: дело было не в нарушении религиозных обычаев по иудейскому закону, а просто-напросто в нарушении закона уголовного. В отрывке, удаленном переписчиками, фигурировало слово «воры», пото­му что впоследствии на него ссылаются. Но наши переписчи­ки, более или менее невежественные, если учитывать эпоху (позднее средневековье), с трудом разбирали строчку за строчкой, проводя по ним пальцем и останавливаясь на каж­дом слове, они не читали так же легко, как мы, и не замети­ли, что их вставка не вяжется с остальным текстом.

Чтобы избежать использования современного перевода, на котором могли бы сказаться идеологические бои и религиоз­ные предпочтения переводчиков, мы взяли текст Иосифа Флавия в переводе Арно д'Андийи (1588-1674), переводчика многих религиозных произведений, старшего брата «великого Арно» — защитника янсенистов от иезуитов и Анжелики, его сестры, аббатисы Пор-Рояля.

В самом деле, в те времена либеральной критики христи­анства еще не существовало, и Арно д'Андийи не подозревал, как важна его честность в этой сфере. Текст, которым мы по­льзуемся, от этого стал только более выразительным.

Flavius Josephe. Histoire ancienne des Juifs et la Guerre des Juifs contre les Romains. Textes traduits sur l'original grec par Arnauld d'Andilly, adapte en français moderne par J.A.C. Buchon, preface de Valentin Nikiprowetzky, maitre-assistant au College de France. Paris: Lidis. 1968.


назад далее

Где скачивать фильмы на телефон скачать фильмы на телефон.

Навигация