Здесь фрагмент обрывается. Вполне очевидно, что это не воскресший Иисус продает Фому, получает взамен «п» фун­тов золота и составляет акт о продаже. Но вполне вероятно, что это делал Симон Петр с согласия загадочного 1аоша.

Ведь для закона рабы не существовали. Они были не чем иным, как личной собственностью, наравне с домашними животными, скотом, птицей. Торговец или господин, пересе­кая границу, указывал лишь такое-то число рабов мужского пола и такое-то рабынь женского, платил пошлину пропорци­онально этому реальному объему живого и движимого имуще­ства, только и всего. Но гражданской личности у этих существ не было. Пока Нерон не отменил древние жестокие обычаи, торговец или господин был властен над жизнью и смертью своих рабов: больных рабов можно было бросать на обочине дороги или изгонять из города.

Но зато загадочный ґаоша благополучно пересек границы тетрархий, не опасаясь ничего. Потом, если ему хватило сме­лости (а у зелотов ее было достаточно), он бежал, несмотря на страшные наказания, предусмотренные для пойманных беглых рабов. Впрочем, у него был и другой шанс — что на месте назначения его выкупит еврей из той же секты, если можно было предупредить местную зелотскую общину. И в этом нет ничего невозможного.

Впрочем, надо отметить, что использование загадочного близнеца дало возможность для «явлений» трехмерного Иису­са, который ест и пьет (еще бы), чего призрак действительно не мог бы делать. Ведь прожевывание и глотание предполага­ют наличие органов пищеварения, а те в свою очередь — ор­ганов выделения.

Так вот, после мнимого «вознесения» Иисуса на небо явле­ний или, скорее, трехмерных «материализаций» больше не было.

Загадочный ґаоша исчез, чудеса такого рода прекратились. Когда Савл на пути в Дамаск якобы услышал голос Иисуса, исходивший из источника яркого света, это уже не была трех­мерная материализация.

И в последующей истории христианства видения Иисуса верующим в состоянии экстаза или мистикам в трансе были крайней редкостью и всегда субъективными. Иногда они происходили во сне. Но уже никогда никто не видел, чтобы Иисус являлся, садился за стол, ел и пил, заставлял при­касаться к своим рукам и ногам. И легко понять почему».

Несомненно, христианские ритуалы и культ за столько ве­ков создали мыслеформу, эгрегор, мало-помалу приобретший облик, лицо, молодость идеального Иисуса, воображаемого верующими массами. И вполне очевидно, что этот эгрегоричес-кий Иисус не имеет ничего общего с историческим, деятель­ность которого проанализирована в этой работе. Некоторые экстатики, наделенные даром ясновидения, способны даже визуализировать его. Будучи мыслеформой, мощным психо­магнетическим агломератом, как все эгрегоры, он может реа­гировать и проявляться. Парапсихологи имеют в этих сферах уже столь давний опыт и столь давние свидетельства, что оспаривать их невозможно.


назад далее

Под зонтиком стояла вулкан Вегас зеркало играть на деньги моя регистрация. Какой ты еще ребенок.

Навигация