отряды Иуды из Гамалы, который поднял знамя восстания во время пере­писи б года — того самого года, когда Мария забеременела. Точно так же ей было невозможно совершить обратный путь в тех же условиях, не подвергаясь тем же опасностям. Не существовало ни Женевской конвенции, ни Божьих переми­рий, ни рыцарских обычаев. И если, как она заявила ангелу, она никогда «не знала мужа», она узнала бы его как по доро­ге туда, так и обратно, если бы не попала в руки «ловцов» рабов.

Ведь Палестина того периода — это Франция времен Сто­летней войны, времен «больших компаний». Если Жанна д'Арк могла пройти из Вокулёра до Шинона, не опасаясь ни­чего, так это потому, что, помимо вооруженного эскорта, ко­торый дал ей сир де Бодрикур, при ней был герольд Колле де Вьенн, присланный за ней Карлом VII, а этот герольд, одетый в свой табар и с начальственным жезлом в руке, был в то время персоной более неприкосновенной, чем посол. У Ма­рии ничего этого не было.

С другой стороны, жених, этот туманный Иосиф, позволил ей отправиться в столь опасное путешествие и не обеспокоил­ся. Он, правда, ничего не знал, потому что Мария ему ни­чего не сказала. Женившись, он тоже не узнает, что Мария забеременела, не познав мужчину, по крайней мере его. Пере­читаем Евангелие:

«Рождество Иисуса Христа было так: по обручении Мате­ри Его с Иосифом, прежде нежели сочетались они, оказа­лось, что Она имеет во чреве от Духа Святого. Иосиф же, муж Ее, будучи праведен и не желая огласить Ее, хотел тай­но отпустить Ее. Но когда помыслил сделать это, — се, Ан­гел Господень явился ему во сне и сказал...» (Матф., 1:18-20).

Вполне очевидно, что выражение «сочетаться» здесь испо­льзовано (приличия ради) вместо «вступить в связь» в сексуа­льном смысле слова: это библейское «познать». Ведь если он «ее муж», она, очевидно, уже у него в жилище. Как Иосиф до­гадался об этом? Как обычно происходит между мужем и же­ной: ведь если догадался он, не сказано, что того же не могли заметить соседи.

Отсюда можно заключить, что по меньшей мере после рождения Иисуса, судя по рассказу, Мария жила жизнью обычной супруги, чем объясняется появление братьев и сес­тер Иисуса.

Итак, ни о явлении архангела, ни о своей чудесной бере­менности, ни о неслыханной роли, предназначенной впослед­ствии ее ребенку, Мария ничего не сказала Иосифу, как, впрочем, и братьям Иисуса в дальнейшем. Это дополнительно подкрепляет наш вывод, что архангел Гавриил никогда не яв­лялся Марии, что следует уже из факта ее позднейшего неве­рия в миссию, которую присвоил себе Иисус, как мы видели в начале этой главы.

Что касается настоящего супруга, мы скоро познакомимся с ним, изучая жизнь Симона Петра, и поймем, что этот зага­дочный Иосиф сыграл в жизни Марии роль не большую, чем архангел Гавриил. Супруг — это Иуда из Гамалы, Иуда Гали­леянин, тот, кто действительно и в то самое время станет «гавриилом» (по-древнееврейски — «героем Бога»), сделав­шись «героем Переписи».

Чтобы избавить читателя от ненужных поисков, теперь при­ведем две противоречащих одна другой генеалогии Иисуса.


назад далее

Мини бар большая императорская корона россии www.grandqueenrussia.ru.

Навигация