Левая голова запре­тит всякое возвращение к ней мертвым, сошедшим в Ад, пра­вая запретит подобную попытку душам Елисейских полей.

Кроме того, с Голгофы, возвышающейся над Иерусали­мом, постоянные ветры несли бы запах трупов распятых на город. Тогда как в Кедронской долине, расположенной гораз­до ниже города, и на старом кладбище, близком к Гефсиман-скому саду, эта неприятность не грозила. Все говорит о том, насколько удобным было это место для регулярных казней на кресте с долгой демонстрацией останков казненных.

Есть и дополнительный, принадлежащий к тому же кругу идей довод в пользу того, что распятия совершались на этом месте.

От этого перекрестка левая дорога поворачивает на Иери­хон. Путь туда составляет около тридцати пяти километров, и на этом отрезке происходит спуск на тысячу метров. Пустын­ный и зловещий ландшафт, бесплодные скалы, по той и другой стороне многочисленные пещеры на унылых возвышенностях.

С наступлением ночи красноватый оттенок придает этому то­скливому пейзажу еще более пугающий характер.

Этот путь уже с давних пор внушает страх. Тут водятся ги­ены, шакалы, разбойники, срезающие кошельки, а то и пере­резающие горло, делая эту дорогу до крайности опасной для путника. Именно сюда Иисус сознательно отнес действие своей притчи о добром самаритянине, оправдывая тем самым свои связи (вызывавшие возмущение в Иудее) с жителями Самарии.

И там, воздвигнутые на перекрестке, откуда отходит опас­нейший из путей, обращенные к району, где одновременно скрываются и караулят бандиты с большой дороги, три позор­ных креста стали чем-то вроде вызова и равно ответа римского порядка восставшим зелотам, а также самым обыкновенным разбойникам, часто связанным с первыми.

Впрочем, нет никаких доказательств, что лес и Масличная гора совсем рядом с Иерусалимом не были тем же, чем так долго был лес Бонди у ворот Парижа. И это, несомненно, под­тверждают масштабы экспедиции, в ходе которой были взяты в плен Иисус и оба вора и в которой участвовали Когорта и ее трибун, то есть шесть центурий ветеранов, направленные во­енным магистратом в ранге консула, и вспомогательный от­ряд, выделенный синедрионом и насчитывавший не менее двух сотен бойцов. Может быть, в то время Масличная гора и ее лес представляли собой нечто вроде «Двора чудес» под от­крытым небом.

Это на самом деле идеальная позиция для контроля над Иерусалимом и для его штурма. Иосиф Флавий в «Иудейских древностях» (книга XX, VIII) приводит пример такого ее ис­пользования, напоминая о «египтянине», который укрепился там с настоящей маленькой армией и был разбит в 58 году на­шей эры прокуратором Антонием Феликсом, упредившим его атаку. Это была действительно ключевая позиция:

«Отсюда он (египтянин) мог взять Иерусалим приступом, тиранически подавить римский гарнизон и народ, использо­вав вооруженных людей, которыми командовал...» (Иосиф Флавий. Иудейская война. Славянская версия. II, 5. Деяния, 25:8-12).


назад далее

Профессия электромонтер по обслуживанию кранов.

Навигация