«И сыновей иноплеменников, присоединившихся к Госпо­ду, чтобы служить Ему... я приведу на святую гору Мою, и обрадую их в Моем доме молитвы...» (Ис., 56:6-7).

Но при чем тут разбойники? Вполне очевидно, что инопле­менники и евреи, пришедшие в Иерусалим как паломники, обязательно приносили жертву в Храме. Этот Храм делился на две основные части. Был сам Храм, его многочисленные притворы с оградами и портиками, куда допускались инопле­менники, женщины Израиля, мужчины Израиля, священники, жертвователи, первосвященник. Все они разделялись перего­родками, заходить за которые запрещалось под страхом смер­ти. Было святилище как таковое и, наконец, Святая святых, куда раз в год входил только первосвященник. То же самое было в Фиолетовом городе Пекина и в Московском Кремле, Значит, мелкие торговцы и менялы иностранных мо­нет располагались в полусакральных помещениях. Они были необходимы для отправления культа, никто и никогда к ним не цеплялся, без них было не обойтись. Без них, без жертвен­ных животных культ был невозможен.

Кроме того, такую суровость к этому мирку торговцев и менял проявил человек, сам включивший в число своих апос­толов двух убийц, отца и сына, а сын к тому же вор, — Симо­на Зелота и Иуду Искариота. К тому же изгнаны и побиты были даже паломники — «покупающие».

На самом деле все это было подготовлено заранее и тщате­льно. Иисус не в одиночестве опрокинул все лотки менял и разогнал торговцев, ждавших на папертях покупателей для своих животных. Все это занимало очень большое простран­ство, как ярмарка или сельскохозяйственная выставка. Для этого и было собрано «множество народа», следовавшее от Иерихона. Эта потасовка была организована заблаговременно. И она началась по слову Иисуса. С учетом всего предшествую­щего можно задаться вопросом: все ли деньги, раскатившиеся по полу, сотни золотых и серебряных монет, разлетевшихся во все стороны, впоследствии вернулись к законным владель­цам? Может быть, определенное число «Искариотов», при­шедших для этого из Иерихона, наклонилось и собрало их. Может быть, наши менялы и торговцы оказались не такими покорными, как мытари.

Можно также задаться вопросом: не отправил ли «стра-тиг» Храма, начальник его стражи, при виде этой агрессии во­оруженный отряд, чтобы остановить бунтовщиков, и не подняли ли часовые по тревоге римскую центурию в цитадели Антония, чтобы напасть с тыла на Иисуса и его группу зело­тов? Обо всем этом канонические Евангелия неизбежно не обмолвились и словом.

Возможно, при подобных же обстоятельствах (потому что нападений на Храм было несколько) некий Иисус бар-Аба был арестован и брошен в тюрьму вместе с другими мятежни­ками, «которые во время мятежа сделали убийство» (Марк, 15:7). Можно допустить, что такая ситуация не относится к абсолютно невероятным в такой среде и для таких людей, считавших свою борьбу священной войной, как показывают некоторые из рукописей Мертвого моря.

С другой стороны, не будет нелепым


назад далее

Актуальная информация пиво дед мазай тут.

Навигация