Бегство в Финикию

Тот, кто милосерден ко всем людям, достоин милосердия небес.

Раббан Гамалиил III. Ш век

Передвижения Иисуса в течение четырех лет его публич­ной жизни не случайны. Они неизбежно связаны с потребно­стью обезопасить себя. Он претендовал на восстановление религиозной царской власти, был наследником престола Да­вида, его окружали зелоты, иные — весьма дурной репута­ции, судя по их прозвищам, и за ним обязательно должна была следить римская полиция, а также полиция идумейских тетрархов.

Вот почему, когда христианские историки называют его поездку в Финикию «удалением» (retraite), мы можем только удивиться или принять это слово в его военном значении («отступление»).

Действительно, если ты находишься в Иерусалиме, Свя­том городе, где, как всякий этнический еврей, имеешь право ежедневного доступа в предпоследний, мужской, притвор (а Иисус не был лишен этого права) Храма, где только и осу­ществляется регулярный культ, и другого места для этого нет, — как объяснить, что ты удаляешься в Финикию, госу­дарство, где население все еще враждебно к еврейскому наро­ду, культы — по существу языческие и где, следовательно, тебя ежеминутно окружает ритуальная нечистота?

На самом деле речь идет о военном «отступлении», то есть бегстве, и как раз в те края, в отношении которых никому бы и в голову не пришло, что Иисус может укрыться там. От Иерусалима, где он тогда находился, до Сидона через Иудею, враждебную Самарию и Галилею в целом около ста девяноста километров по прямой.

Мы никогда не узнаем, какой дорогой направился Иисус, но можем предположить, что вместе с несколькими ученика­ми, сопровождавшими его (несомненно, теми же, что и все­гда, — Симоном, Иаковом и Иоанном), он смешался с караваном паломников, шедших на север, в Финикию, для участия в церемониях, проводившихся в память смерти и вос­крешения Адониса.

Ведь если верить работам католических экзегетов и исто­риков, Иисус скрылся в Финикию в июне 29 года. И значит, прибыл туда точно к ежегодным церемониям, проходившим, как мы увидим, в день летнего солнцестояния, как раз когда расцветает «роза Дамаска» — анемон, посвященный Адонису.

Однако он оставался там недолго, самое большее дней де­сять, потому что его узнали:

«И, вышед оттуда (из Иерусалима), Иисус удалился в стра­ны Тирские и Сидонские. И вот, женщина-хананеянка, выше-дши из тех мест, кричала Ему: помилуй меня, Господи, Сын Давидов! Дочь моя жестоко беснуется. Но Он не отвечал ей ни слова. И ученики Его, приступивши, просили Его: отпусти ее, потому что кричит за нами» (Матф., 15:21-23).

У Марка мы находим уточнение, что он не желал быть уз­нанным:

«И, отправившись оттуда (из Иерусалима), пришел в пре­делы Тирские и Сидонские; и, вошед в дом, не хотел, чтобы кто узнал; но не мог утаиться. Ибо услышала о нем жен­щина, у которой дочь одержима была нечистым духом, и, пришедши, припала к ногам Его...» (Марк, 7:24-25).

Итак, он не хотел, чтобы его узнали, он скрывался. Для во­площенного божества, явившегося возглашать массам исти­ну, странная позиция — бежать, прятаться «в доме» и желать «утаиться».


назад далее

Реклама как вывеска магазина.

Навигация