Иоанн в Апокалипсисе (то есть Иисус, потому что автором этого «откровения» является он) описывает семь персонажей, говорящих, как громы:

«Тогда семь громов проговорили голосами своими. скрой, что говорили семь громов, и не пиши сего» (Отк., 10:3-4).

А ведь мы знаем, что Евангелия совершенно ясно сообща­ли нам о шести сыновьях Марии, а именно: «Не плотник ли Он, сын Марии, брат Иакова, Иосии, Иуды и Симона? не здесь ли между нами Его сестры?» (Марк, 6:3).

В самом деле: Иисус, близнец Фома, Иаков, Иосиф, Иуда и Симон — итого шесть. Недостает одного, чтобы стало семь. Он еще слишком юн, чтобы собеседники Иисуса упоминали его. Это будущий евангелист, «любимый ученик», юный Иоанн. Он также брат некоего Иакова. И мы его встретим в главе, где речь пойдет о потомстве Иисуса; чтобы у читателя не возникло скабрезных предположений, уточним: тот, кто «приклонился к груди» Иисуса, — младший брат, нежно любимый, но не более того.

Они и есть семь «громов», воанергес, чьи апокалиптиче­ские откровения должны остаться неизвестными. И теперь мы поймем подлинный смысл слов Луки (8:2) о «Марии, на­зываемой Магдалиной, из которой вышли семь бесов».

Ведь возьмем латинскую Вульгату святого Иеронима, тот же стих: «Maria quae vocatur Magdalene, de qua daemonia sep-tem exierant».

Латинское daemonia означает, конечно, «злой дух», но также «одержимый». Этот смысл придает стиху святой Иеро-ним, текстуально воспроизводя выражение из первоначально­го стиха оригинальной греческой рукописи:

«Maria, e kaloumene Magdalene, aph' hes daimonia hepta exeleluthei...»

А ведь по-гречески daimonios и daimonikos означают «вдох­новленный, медиум-прорицатель». И древние греки не придава­ли этим словам уничижительного смысла. Видно, что при переводе с греческого на латынь, а с латыни на французский подлинный смысл этой фразы претерпел существенные изменения.

Таким образом, не было ни одержимой куртизанки, ни каю­щейся грешницы, нуждающейся в акте экзорцизма, который со­вершил Иисус. И тогда вполне понятно, почему Тертуллиан, приехав в Магдалу (она же Тарихея) для разысканий в христи­анской колонии, не обнаружил на месте никакого предания, никакого следа существования означенной Марии Магда­лины.

Как полностью понятна и причина абсолютного умолчания в Деяниях апостолов. Посланиях, рассказах Папия и «Цер­ковной истории» Евсевия Кесарийского, огромном труде, на­писанном при Диоклетиане. Потому что Марию Магдалину никто из них не знает.

Причина в следующем: это то же лицо, что и Мария, мать Иисуса, которая тоже происходила от Давида по его второй жене Вирсавии (бывшей жене Урии Хеттеянина) и тоже при­надлежала к царскому и Давидову роду. По этой причине ее можно называть «Башней Давида» и «матерью семи громов», главный из которых — Иисус. И теперь следует внимательно перечесть такой стих у Марка:

«И услышавши, ближние Его пошли взять Его, ибо говори­ли, что Он вышел из себя» (Марк, 3:21).

Святой Иероним в своей Вульгате, официальной версии Библии католической церкви, передает это так: «...quoniam in furorem versus est!»

In furorem versus означает «безумно разъяренный». И это очень близко к daimonios первоначальных греческих рукописей.

Впрочем, нужно признать, напомним, что среди «святых жен», описанных в канонических Евангелиях стоящими у подножия креста, невозможно ясно опознать мать Иисуса. Чтобы убедиться в этом, достаточно сопоставить эти строки.

Матфей (27:56):

«Между ними были Мария Магдалина и Мария, мать Иакова и Иосии, и мать сыновей Зеведеевых». Марк (15:40):

«...Мария Магдалина, и Мария, мать Иакова меньшого и Иосии, и Саломия». Иоанн (19:25):

«...Матерь Его, и сестра Матери Его Мария Клеопова, и Мария Магдалина».

Лука (23:49) просто говорит, не называя имен:

«...и женщины, следовавшие за Ним из Галилеи».

Из этих противоречивых описаний мы просто можем заклю­чить, что его матерью может быть только та, которая в них встре­чается постоянно, безо всяких двусмысленных толкований.

Если исключить Саломею, это может быть только «Мария Магдалина», или «Мария, мать Иакова и Иосии» (он же Иосиф), или «мать сыновей Зеведеевых». Притом во всех стихах подчеркивается, что речь идет о матери нескольких детей, а не об их мачехе. Если только имеется в виду одна и та же женщина. Во всяком случае, тем самым исключается утверждение о неизменной девственности Марии, матери Иисуса: это утверждение относится к области мифов и народ­ных легенд.


назад далее

https://газон.москва купить газон райграс многолетний вальц по цене.

Навигация