Господню, епископу епископов, каковой управляет святой церковью евреев в Иерусалиме, а равно церквами, счастливо основанными повсюду Провиде­нием Божиим, с пресвитерами, диаконами и прочими братья­ми, мир тебе навсегда... »

Можно отметить, что Руфин в IV веке, тот самый Руфин, который позволял себе, переводя Оригена век спустя после смерти последнего, исправлять его произведение, когда оно казалось ему недостаточно ортодоксальным, переводил так: «Иаков, брат Господень» (То Кигіоп аСеІк^). Он тоже не гово­рит о «кузене» (апер8І08). Равно как и святой Иероним в своей Вульгате.

Итак, все понятно. Это Иаков руководил Иерусалимской церковью, как и всеми остальными. Симон Петр отнюдь не стоял во главе церквей. Утверждение о «князе апостолов», всегда изображавшемся первым папой, — историческая ошибка, что и предстоит доказать.

Прежде всего отметим: после того как Иисус сказал Симо­ну Петру слова, приведенные у Матфея (16:18): «Ты — Петр, и на сем камне...», апостолы еще продолжали спорить, кто из них в общине важнее всех после Иисуса (Марк, 9:34; Матф., 18:1). То есть они не признавали «передачи прав» Иисуса Петру и ставили ее под сомнение. Значит, были какие-то проблемы, позволявшие им так поступать и не дошедшие до нас.

С другой стороны, последователи Иисуса, вышедшие из иудаизма и. следовательно, обрезанные, настолько мало вери­ли в верховенство Симона Петра, что искали с ним ссоры и упрекали его за то, что он вошел к необрезанным и ел с ними (Деян., 11:2-3). И он сам после этого оправдывался перед ними, перед апостолами и старцами. Таким образом, он от­нюдь не считал себя главой зарождающейся церкви (Деян., 15:7-11).

По этому случаю он потребовал себе право проповедовать Евангелие язычникам, с чего и началось его соперничество с Павлом! Лишившись всякой власти примаса над евреями, принявшими новую идеологию, он рассчитывал на язычников. И эту новую сферу перехватил у него другой!

К тому же не он открыл синод в Иерусалиме, этот первый церковный собор (Деян., 15:7), и не он его закрыл, но в обоих случаях это сделал Иаков (Деян., 15:13). Это другие апосто­лы, узнав, что в Самарии уже есть круги, сочувствующие их идеологии, приняли в Иерусалиме решение послать туда Симона Петра и Иоанна (Деян., 8:14).

Даже Павел, будучи совсем новичком в зарождавшейся церкви, не боялся держать себя с ним на равных. Если внима­тельно перечитать Второе послание к коринфянам, главу 10, стихи 12-18, и главу 11, стихи 4 и 5, это будет совершенно ясно.

В «Послании к галатам» (2:9) Павел не говорит абсолютно ни о каком первенстве Петра, он называет его как второсте­пенное лицо, наряду с Иаковом и Иоанном, его братьями, од­ним из трех «столпов» нового движения. И помещает его на второе место:

«И узнавши о благодати, данной мне, Иаков и Кифа и Иоанн, почитаемые столпами, подали мне и Варнаве руку об­щения... » (Гал., 2:9).

В той же главе «Послания к галатам» мы видим, что Симон Петр соглашается разделить с Павлом территорию влияния, которая первоначально была его собственной, чего бы он не мог допустить, если бы был убежден, что он глава церкви.


назад далее

Навигация