А также потому, что Ирод Ан-типа был бы слишком глуп, если бы остановился надолго на самой границе с землями своего врага Ареты, отца супруги, которую он бросил ради Иродиады, в крепости, где арабы лег­ко могли осадить его и взять в плен. И от Иосифа Флавия мы тоже узнаем, что он никогда не ездил в это место. Кроме того, мог ли он подвергнуть женщину, которую так страстно лю­бил, мести со стороны дочери Ареты, равно как и судьбе, ко­торая бы впоследствии ожидала подобную пленницу? Все это немыслимо.

Напротив, Тивериада во времена смерти Крестителя отли­чалась чудесным климатом. Зато Махеронт находился в эпи­центре ужасных песчаных бурь, которые в ту эпоху мели на пустынном плато Моав.

Кроме того, мысль направиться в Махеронт могла вызвать у Иродиады мало восторга и по другим соображениям. Для этой женщины, издавна привычной к роскоши, в Махеронте не было ни очаровательных садов, ни искрящихся фонтанов, как в Тивериаде. Вода была лишь в цистерне, в одном-единст-венном колодце и в источниках, находившихся более чем в двадцати километрах оттуда. И среди нынешних руин цитаде­ли, все еще возвышающихся более чем на сто метров над за­щитным рвом, нет и следа, указывающего, что на этой выжженной солнцем земле когда-либо мог стоять дворец, до­стойный Ирода Антипы и особенно женщины, которую он бо­готворил.

Дальнейшая история не отличается большей ясностью.

Предание, изложенное Феодоритом, византийским бого­словом и одним из исторических авторитетов для церкви, утверждает, что в 362 году язычники из Севасты в Самарии в месте под названием Макрон осквернили могилу Крестителя и сожгли его останки.

Мы имеем дело с заблуждением, вероятно преднамерен­ным. Иоанн Креститель был похоронен в Махеронте, а не в Макроне, на границах Каменистой Аравии, в самой крепости, где он был заточен, а потом казнен. Близ Севасты в Самарии, более чем в семидесяти километрах оттуда по прямой линии, место погребения, о котором пишет Феодорит, называется, как сказано выше, Мигрон или Макрон. Это место упомина­ется у Исайи (10:28) и в первой Книге Самуила [в русском пе­реводе — первой Книге Царств] (14:2). И там погребли не тело Крестителя, а тело Иисуса, после того как его извлекли из «позорной ямы» близ Голгофы1.

Недалеко оттуда была гробница Елисея, и, по преданию, в этом месте были похоронены патриархи.

Другое предание, идущее от Созомена и упоминаемое от­цом Лагранжем, напротив, утверждает, что голова Крестите­ля была перенесена из Иерусалима в Киликию, а потом из Киликии в Константинополь.

Согласно третьему преданию, ее перенесли в Дамаск и в IV веке, в церкви Феодосия, поклонялись голове, которую считали головой Иоанна Крестителя. И в наше время в мече­ти Омейядов есть пристройка из мрамора, где якобы находит­ся эта голова.

Надо отметить, что о теле речи не идет.

На самом деле голова, которую принесли на блюде Сало­мее (или Иродиаде), должна была испытать участь голов всех обезглавленных на Ближнем Востоке. Их насаженными на


назад далее

Навигация