советник арагонского короля, сообщает своему повелителю, что «послы от татар, от царя Армении, от короля Кипра, от магистра Храма и от прочей заморской знати должны нанести визит верховному понтифику; они уже в Апулии и со дня на день ожидаются в курии». Посланник монголов называл себя Викариус и, вероят­но, тоже был итальянцем.

Несомненно с тем, что продемонстрировать как хри­стианам, так и мамелюкам единство монголов, замор­ских франков и Западной Европы, 20 июля начался рейд христианского флота в направлении Египта и Сирии. Собравшись на совет в Фамагусте, король Генрих II Кипрский, Жак де Моле и великий командор ордена Го­спиталя в самом деле решили бросить на Египет флот из шестнадцати галер, шести саетт и еще нескольких панфил (маленьких и скоростных гребных судов). Ни хроника Тирского Тамплиера, ни хроника Амади, более точная, не сообщают, чтобы на борту одного из судов находились король и магистр ордена Храма: «Король Кипра, сир Тира — его брат, магистр Храма, командор Госпиталя и миссер Киаль, посол Кассана, поехали тог­да в Фамагусту, где держали совет, решая, следует им переправляться или нет». Они решили переправиться, но ничто не позволяет утверждать, что они были в по­ходе, кроме ханского посла: в самом деле, на кораблях подняли знамя ильхана, потому что он был на борту. Флотилия двинулась к дельте Нила, атаковала Розет­ту, потом разграбила Александрию и повернула на север, в направлении Акры, а потом Тортосы; налет госпита­льеров на Мараклею не удался. Затем флот вернулся на Кипр. В военном отношении результат был очень скромным, в отношении добычи — не столь малым и не был бесполезен в пропагандистском отношении («что-то делается»). Главное достоинство этой экспедиции состоя­ло в том, что она продемонстрировала единство кипрских франков и закрепила в форме конкретного деяния союз с монголами. Мобилизовавшись, франки сумеют быстро ответить новому посланнику Газана, который прибыл на Кипр сообщить о решении монгольского хана выступить в поход в ноябре 1300 года:

В оном [1300] году приехал на Кипр посланный Газаном, царем татарским, и рек, что Газан должен выступить оной зимой и желает, дабы король и все франки направились дожидаться его в Армению, где царь и его народ сделают для них приготовления.

Газан покинул Тебриз 30 сентября. Он вошел в кон­такт с Хетумом II и на сей раз мог рассчитывать на по­следующую мобилизацию кипрских франков.

В самом деле, в ноябре Амори Тирский — брат короля, магистр ордена Госпиталя Гильом де Вилларе, как раз при­ехавший с Запада, и Жак де Моле направили своих ры­царей на остров Тортосу, или Руад, километрах в трех от сирийского берега. Амори привел туда триста рыцарей, а «Храм и Госпиталь имели их столько же или больше».

Каталонский граф Бернарт Гильем д'Энтеса, выса­дившийся в Фамагусте в конце 1300 г., написал королю Арагона, вероятно, в марте 1301 г., рассказав о том, что происходило на островке зимой:

Газан, находясь в своей земле, послал


назад далее

Power bank xiaomi 10000 купить xiaomi power bank 10000mah купить bamper.com.ua.

Навигация