Жак де Моле и Филипп Красивый

В 1292 г. король Франции, даже если бы хотел, не мог повлиять на процедуру, которая привела к избранию Жака де Моле. Последний несомненно имел возмож­ность встретиться с королем во время первой поездки, особенно когда приезжал в Париж, чтобы председатель­ствовать на капитулах ордена, но никаких доказательств подобных встреч у нас нет. Таким образом, вообразить можно что угодно, но лучше я воздержусь от этого! Не­заметно, чтобы в то время были поводы для конфликта между королем и орденом Храма, между королем и вели­ким магистром, кроме как по двум пунктам:

• напряженные отношения между Францией и Араго­ном из-за Сицилии. Но эта ситуация утрачивала остроту, потому что король Арагона Хайме II и король Сицилии (фактически только Южной Италии) Карл II Анжуйский вскоре должны были сблизиться и в конечном счете в 1298 г. подписать союз (против Федерико Сицилий­ского, брата Хайме II!); в 1302 г. мир в Кальтабеллоте положит конец конфликту;

• вопрос (который я рассмотрю позже) объединения орденов, к которому призвал папа Николай IV в 1291 году. Исходя из того, что известно о позиции Жака де Моле, резко не принимавшего этой идеи, можно полагать: если король затронул этот вопрос, между ними возникло разногласие. Но в 1295-1296 гг. французский король еще не занял на этот счет четкой позиции; во всяком случае, в понтификат Бонифация VIII на повестке дня этот вопрос не стоял.

Однако к 1300 г. назрел повод для серьезного конфлик­та между орденом Храма и королем. Он был следствием конфронтации между королем Франции и папой Бонифа­цием VIII. Этот конфликт все более обострялся и нако­нец привел к уже упомянутому событию — «покушению в Ананьи» 7 сентября 1303 г.: противники Бонифация VIII, два кардинала Колонна, к которым присоединился Гильом де Ногаре, захватили папу в плен в его дворце в Ананьи и стали ему угрожать. Задача Гильома де Ногаре состояла в том, чтобы заставить верховного понтифика предстать перед собором — который хотел созвать король Фран­ции — и ответить за разные преступления, в том числе за ересь. Возмущение населения Ананьи вынудило агрессо­ров отпустить добычу, но в следующем месяце папа умер. Естественно, французский король и его советники орга­низовали во Франции активную пропагандистскую кам­панию, чтобы очернить папу и укрепить свою позицию. В 1302 г. в Париже было созвано собрание сословий (зача­ток Генеральных штатов). Монашеские ордены, епископы, духовенство в целом должны были выбирать между верно­стью главе церкви и верностью королю. Аббат Сито, Ио­анн Понтуазский, сохранил верность папе; он стал исклю­чением, и за это его ненадолго заключили под стражу.

Орден Храма занял двойственную позицию. Похоже, великий магистр и руководство ордена на Кипре никак себя не проявили. Известно, что Жак де Моле поддержи­вал с Бонифацием VIII хорошие отношения, и в 1302 г. еще не отказались от стратегии союза с монголами — Храм нуждался в папе.

Зато во Франции тамплиерам пришлось выбирать


назад далее

Мотошкола хонда зимой Мотошкола.

Навигация