Как может констатировать чи­татель, о Жаке де Моле здесь речи нет. Однако в пред­ыдущем тексте «Большие хроники» утверждают, что во главе одной из армий Газана стоял маршал Армянско­го королевства; говорится также, что Газан обратился в христианство.

В версальских залах портрет Жака де Моле сосед­ствует с портретами Гуго де Пейена, основателя орде­на Храма, и Фулька де Вилларе, своего «альтер эго» из ордена Госпиталя. Но меня вполне устраивает, что он изображен в действии, которого он, правда, не совершал, но которое ближе к реальной деятельности Моле в клю­чевые годы его магистерства (1299-1302), чем многие ученые высказывания, сделанные начиная с XIX века.

На юго-западе Чешской республики, в замке Рожмберк, в верховьях Влтавы, его владелец в середине XIX в., потомок рода Бюкуа — рода фламандского происхожде­ния, который Габсбурги вознаградили этим замком, кон­фискованным у одного из побежденных в сражении при Белой Горе в 1621 г., — устроил по образцу версальских залов галерею крестовых походов (очевидно, меньших размеров!). В 1855 г. он заказал художнику Фридриху Штрёбелю восемь портретов, повесив их на стенах сво­ей галереи: Жак де Моле занимает там почетное место рядом с Готфридом Бульонским, Филиппом Августом и Людовиком Святым, тогда как с противоположной стены на них смотрят Ричард Львиное Сердце, Леопольд фон Бабенберг (герцог Австрийский), Конрад III и Фридрих Барбаросса.


назад далее

Навигация