Если верить показанию одного участника процесса, не тамплиера, Жак де Моле узнал об угрозах, нависших над его орденом, из писем маги­стра переправы в Марселе. Один клирик из Лионского диоцеза, Этьен де Нейрак, давая 27 января 1311 г. в Па­риже показания папской комиссии, утверждал, что во время ареста тамплиеров в Лионе (13 октября, как и во всем королевстве) с ними был арестован один белый клирик, у которого королевская полиция нашла две пары запечатанных писем, исходивших от магистра переправы в Марселе. В первых письмах магистр переправы со­общал великому магистру, что орден и братья подверга­ются тяжким обвинениям со стороны короля и папы; он просил Моле остерегаться и вести себя с королем так, чтобы добиться благосклонности в отношении ордена Храма! Вторые письма были направлены против рыцарей из Гаскони, которые, будучи арестованы, якобы оклеве­тали орден и тем самым положили начало обвинениям по его адресу. Это свидетельство единственное, притом изобилующее невероятными утверждениями; как и в от­ношении всех свидетельств этого процесса, отвергать его нельзя, но проверять и перепроверять надо! Странно, что магистр переправы в Марселе уведомляет велико­го магистра письмами, тогда как мог с ним увидеться, когда тот проезжал через Марсель; конечно, последнее утверждение — не более чем гипотеза. Но вот что еще страннее: письма были захвачены в Лионе 13 октября, и это значит, что тот, кто их привез, покинул Марсель за несколько дней до того; получается, магистр пере­правы информировал своего начальника не вскоре после приезда последнего во Францию, а гораздо позже, перед самым арестом тамплиеров в октябре 1307 года! Это не имело смысла. К тому моменту Жак де Моле уже все знал. Разве что магистр переправы, как и многие другие тамплиеры, включая магистра, не подозревал о масшта­бах опасности.

Тем не менее свидетель не мог целиком выдумать эту историю с письмами (к тому же факты были недавними, и провала в памяти заподозрить нельзя). Но, должно быть, произошла путаница. В показании папской комиссии от 27 ноября 1309 г. Понсар де Жизи называет четырех пре­дателей, с заявлений которых, по его мнению, и начались неприятности у Храма: это Гильом Робер — монах, Эскьё де Флуарак де Биттерис [из Безье] — помощник приора Монфокона, Бернар Пеле — приор Ма-д'Ажен и Жерар де Буазоль — рыцарь, приехавший в Жизор. Не связано ли как-то это утверждение с гасконскими рыцарями, упо­мянутыми выше? К этому я вернусь. Как бы то ни было, историк не может, опираясь на этот текст, утверждать, что Жак де Моле был введен в курс событий — вскоре после приезда (подчеркиваю) — таким способом.

Конечно, были и другие возможности информировать великого магистра. Так, Рауль де Жизи (не путать с Пон-саром де Жизи) якобы исповедовался в заблуждениях ордена Храма (то есть в его гнусностях) перед одним братом-миноритом в Лионе (опять Лион!), где находился незадолго до задержания тамплиеров, «прежде, нежели услышал об этом» (sic)


назад далее

Программы для глонасс gps мониторинга программа для глонасс мониторинга автотранспорта.

Навигация