должны были поддерживать равновесие, уметь «не заходить слишком далеко», что хорошо ил­люстрирует письмо Эдуарда I, адресованное не ордену Храма, а Гильому де Вилларе, магистру ордена Госпи­таля, и датированное 28 августа 1299 года. Король про­сит его дать в ордене дом или бальяж одному рыцарю-госпитальеру, Фонтанету де Каза-Нова, «если это позво­ляет устав ордена». Взамен король примет во внимание «те предметы, каковые, насколько ему известно, дороги магистру».

В делах такого рода надо было проявлять дипломати­ческие способности, и Жак де Моле не был ими обделен. Достаточно посмотреть, как он разрешил щекотливую ситуацию, возникшую в 1301-1302 гг. в отношениях между королем Арагона и магистром этой провинции Беренгером де Кардоной. Разногласия между королем и магистром начались во время собрания кортесов в Лериде (имеется в виду ассамблея каталонских Штатов, сходных с Генеральными или провинциальными штата­ми Франции). 9 апреля 1302 г. король написал Жаку де Моле, прося его сместить Беренгера де Кардону. Фак­тически король жаловался прежде всего на то, что ве­ликий магистр назначил последнего своим наместником в землях по сю сторону моря, находящихся под властью короны Арагона (на островах Западного Средиземномо­рья), не уведомив его (ввиду того оборота, который при­нял инцидент, можно предположить, что это должен был сделать Кардона); поскольку Моле не ответил, король 28 сентября направил второе письмо. Ответ велико­го магистра написан в Лимасоле и датирован 15 ноября 1302 г.: успокаивая короля, Жак де Моле сообщал ему, что не может отозвать магистра Арагона, так как, «когда должность дается ad terminum [то есть на длительный срок], она дается с согласия нашего капитула, и до самого этого срока отбирать ее не положено»; одна­ко он потребовал от Беренгера де Кардоны извиниться. В общем, великий магистр уговаривал короля потерпеть до ближайшей смены должностей. Последний 31 января 1303 г. отправил к нему нового гонца; он сообщал, что понимает положение магистра, и ввиду того, что Кардо­на извинился, считает инцидент исчерпанным, предупре­ждая, что больше такого не должно повториться.

Жак де Моле апеллировал к обычаям, к статутам ор­дена, лишь бы спасти самостоятельность. Ему это до­вольно хорошо удавалось.

Я рискнул бы добавить: кроме как во Франции. Читатель уже несомненно заметил, что я не привел ни одного примера, ни одного документа, касающегося от­ношений Жака де Моле с королем Франции или с фран­цузскими тамплиерскими сановниками. Тем не менее без этого дело обойтись не могло. Невозможно представить, чтобы, если между Кипром и каталонскими и арагонски­ми землями шла такая оживленная переписка, подобной переписки не было бы с Францией, между Моле и ко­ролем, Моле и Перо! Ни единого письма в отношениях между Моле и досмотрщиком Франции и Англии, чьим коллегой в Испании был Беренгер де Кардона. Нет ни­каких оснований думать, что Жак де Моле пренебрегал этим королевством


назад далее

Все подробности стенды для гидравлических испытаний тут.

Навигация