Крестовый поход Людовика IX

Неудачи в дипломатической подготовке похода не обескуражили короля, который готовил свое предприя­тие с методичностью и упорством. Проповедь крестового похода началась только летом 1245 г., с прибытием в Па­риж Эда де Шатору. Людовик IX тогда планировал вые­хать весной 1247 г., но этот срок выдержать не удалось. Нужны были суда, провизия, деньги. Стоимость похо­да часто оценивают в полтора миллиона турских ливров и сопоставляют это число со средними доходами коро­левской казны — 250 тысяч ливров в год. На самом деле, если под первым из этих чисел понимать стоимость похода в течение тех шести лет, которые он продлится, реальная стоимость, конечно, была выше, но, с другой стороны, король и его казна взяли на себя не все бремя финансирования этого предприятия. Как бы то ни было, «ординарных» средств короля хватить не могло, нужно было прибегать к «экстраординарным».

Король должен был зафрахтовать корабли, чтобы обе­спечить первый этап крестового похода — перевозку из Франции на Кипр своей армии или по крайней мере той ее части, которую он брал на себя. Он обратился в Ге­ную и Марсель, которые предоставили четыре десятка не­фов — больших круглых кораблей, способных перевозить несколько сотен пассажиров. Наряду с ними мобилизо­вали великое множество малых судов. Многие крестонос­цы выходили из положения сами, как Жуанвиль и его кузен, граф Саарбрюккенский, которые наняли в Марселе судно, чтобы перевезти их самих и их двадцать рыцарей, их оруженосцев и слуг, коней и багаж.

Если суда были генуэзскими и марсельскими, порт отправки был назначен французский. Речь идет об Эг-Морте, новом порте, который уже несколько лет назад оборудовали на лангедокском побережье. По условиям Парижского договора от 1229 г. граф Тулузский Раймунд VII был вынужден отказаться от всей лангедокской части своего графства, где организовали два ко­ролевских сенешальства: сенешальство Каркассон и Безье и сенешальство Бокер и Ним. Теперь у Француз­ского королевства был средиземноморский фасад, кото­рый Людовик IX хорошо сумел использовать на пользу королевства. Тем самым Эг-Морт стал символом новых средиземноморских амбиций монархии Капетингов, как торговых, так и политических.

Тыловой базой крестового похода должен был стать Кипр. Поэтому король постарался собрать там провизию, и Жуанвиля, его хрониста, восхитило зрелище этих гор из бочек вина и из зерна на равнинах Кипра. Целью похода был Египет, как в 1218 г. в пятом крестовом по­ходе и как должно было бы стать в 1202-1204 гг., если бы крестоносцы не отклонились от маршрута ради Константинополя. Никто не заблуждался насчет основной цели — ей, конечно, был Иерусалим, но тогда считали так: чтобы прочно удерживать последний, нужно пораз­ить мусульманское могущество в самое сердце, которое находилось в Каире, Вавилоне, как его называли в тек­стах того времени. Порты дельты, Александрия и тем более Дамьетта, выглядели уязвимыми, и если бы фран­ки взяли их под свой контроль, это могло бы серьезно подорвать экономические позиции султана.


назад далее

Gadus morhua morhua Linnaeus

Навигация