Тогда он отплыл, но уже зимой, и его судно зазимует в Кандии на Крите. Это оттуда он написал сво­им каталонским братьям, что покинет Кандию в марте 1307 г. и надеется достичь Барселоны до Пасхи. Так и случится.

Итак, Жак де Моле уехал после 11 октября и до 20 (даты первого известного акта, где Эймон д'Уазеле фи­гурирует как исполняющий обязанности великого маги­стра). Это позволяло ему прибыть во Францию к сере­дине ноября, но никак не ко Дню всех святых. Фульк де Вилларе выехал еще позже, ведь он провел капитул своего ордена в Лимасоле 3 ноября.

В момент отъезда Жак де Моле не мог знать, что назначенная в Пуатье встреча переносится на неопреде­ленный срок: ведь в конце августа папа заболел и от­ложил все аудиенции. Об этом тот сообщал в разных письмах, еще 5 ноября. Жак де Моле об этом узнал, высадившись в Провансе.

Покидая Кипр, великий магистр мог надеяться, что к вопросу крестового похода подойдут серьезно, и по-прежнему думать, что объединение не состоится, если он выступит против. Что несомненно было фатально оши­бочным суждением, к тому же, приехав во Францию, он столкнется с проблемой, которой не предвидел, — про­блемой слухов о своем ордене. Они опасно ослабляли его позицию и создавали прямую угрозу существованию ордена Храма безотносительно к вопросу объединения.


назад далее

Навигация