подданных, так и из за­рубежных стран, узнав о поклепах, о каковых были осведомлены и Ваше Величество, прибыли, дабы несколько раз пасть к моим ногам и настоятельно просить нас провести расследование по делам, в ка­ковых их столь несправедливо обвиняют, и нало­жить на них покаяние, если они будут признаны виновными, или очистить их от этого обвинения, если они невинны.

Тирский Тамплиер, пересказывая случай с казначеем, писал также, что папа попросил Жака де Моле пере­дать ему экземпляр устава. Может быть, папа сделал эту просьбу действительно с прицелом на такое рассле­дование: ведь вопреки тому, что часто утверждают (в оправдание Филиппа Красивого), папа был намерен ак­тивно заняться коренными проблемами и реформировать орден, если понадобится. Его нельзя упрекнуть в недо­бросовестности, сославшись на то, что в том же письме от 24 августа он также написал французскому королю: по-настоящему расследование начнется только во второй половине октября. Он объяснил ситуацию: он тяжело болен и с 1 сентября начнет лечение, при котором будет вынужден отойти от дел, так что просит короля не на­правлять к нему послов раньше 15 октября.

Король и его советники могли бы подождать и предо­ставить церкви возможность провести серьезное рассле­дование, которое, не предвосхищая виновности ордена Храма, нанесло бы ему определенный ущерб. Это значи­ло бы поступить по закону. Но король, сославшись на тя­жесть улик, убежденный в приверженности тамплиеров к ереси, предпочел действовать по собственной инициа­тиве, поправ право церкви и вообще всякое право, пусть он даже в качестве прикрытия использовал инквизитора Франции. Напомним, что инквизиция была орудием церк­ви, а значит — папы, но не короля. Хранитель печати Пьер Эйселен, архиепископ Нарбоннский, возмущенный королевским произволом, 26 сентября подал в отставку; его сменил Гильом де Ногаре; этим все сказано.

Вернемся к хронологии. 14 сентября королевское письмо, изобличающее преступления тамплиеров («Не­что горькое, нечто прискорбное гнусное преступле­ние, мерзкое злодеяние, отвратительное дело, ужасное святотатство, нечто совершенно бесчеловечное...») и приказывающее их арестовать, было направлено всем бальи и сенешалям королевства, которые должны были держать его в секрете и ждать, когда будет назначен день для исполнения приказа. 22 сентября инквизитор Франции направил указания инквизиторам по всему ко­ролевству. Королевские агенты тайно следили за там­плиерами, уточняли их возможность оказать сопротив­ление и выясняли состояние их имущества. А 13 октября они перешли к действиям.

Незадолго до этого, в начале октября, в Пуатье Гуго де Перо якобы имел доверительную беседу с папой и раскрыл ему странные обычаи, принятые в ордене при приеме новых членов. Поздновато для человека, кото­рый лет двадцать-тридцать, дольше, чем многие другие, если учесть его должность в ордене, преспокойно прово­дил этот «секретный» обряд. Папа как раз недавно (26 сентября) написал королю, прося предоставить улики против тамплиеров, которыми тот располагает.


назад далее

Лотки железобетонные и плиты лотков.

Навигация