Латинское Заморье

Всеобщее разочарование охватило Европу после неудачи 2-го Крестового похода, и обосновавшиеся в Святой земле латиняне были вынуждены приспосабливаться к жизнии со своими соседями-мусульманами, что их предшественники, первые крестоносцы, сочли бы просто кощунственным. Это стало возможным и в результате культурной акклиматизации, произошедшей за полстолетия жизни европейцев на Востоке. Первые крестоносцы рассчитывали встретить в Сирии и Палестине дикие языческие племена, однако оставшиеся на Ближнем Востоке европейцы вынуждены были признать, что культура арабской Палестины — мусульман, христиан и евреев — оказалась более развитой и высокой, чем их собственная.

Некоторые достаточно быстро приспособились к восточным обычаям. У Балдуина Буржского была жена-армянка, он носил восточный кафтан и ел, сидя на ковре. А на монетах, которые чеканил Танкред, он даже изображен в арабской чалме. Дамасский хронист и дипломат Усама ибн-Мункыз описывает, как некий франкский рыцарь убеждал мусульман, что на его кухне никогда не готовят свинину и что у него повар из Египта.

«Франки пользуются услугами сирийских врачей, поваров, слуг, ремесленников, чернорабочих. Они носят одежду в восточном стиле, постоянно включают в свое меню фрукты и местные блюда. Окна в их домах застеклены, полы украшены мозаикой, во дворах устроены фонтаны, а сами дома выстроены по сирийским образцам. Им нравят­ся арабские танцовщицы; на похороны они приглашают профессиональных плакальщиц, любят бани, пользуются мылом и едят сахар».

Крестоносцев — выходцев из стран с холодным клима­том, где свежие продукты зимой недоступны и где даже кар­тофель был неизвестен, не знавших вкуса не только сахара, но и инжира, гранатов, оливок, риса, персиков, апельсинов, лимонов и бананов, пряностей и деликатесов типа шербета (эти названия именно с той поры пополнили гастрономи­ческий словарь Запада), — Земля обетованная притягивала не только духовными и библейскими реликвиями, но и сугу­бо материальными ценностями. Определенно можно сказать, что теплый климат расслаблял европейских завоевателей, и это в ряде случаев приводило к фатальным последствиям; тс же, кто сумел выжить, глубоко прониклись чувственно-изыс­канным ароматом жизни, который раньше у них ассоцииро­вался только с Византией.

Но в условиях Сирии и Палестины франки не только размякали душой и телом — им также приходилось осваи­вать образ жизни местных мусульман, которые по-прежнему составляли большинство населения. Пока те исправно пла­тили подати, франкские сеньоры даже разрешали им выби­рать собственную администрацию. Как и на испанских тер­риториях, освобожденных в результате Реконкисты, на Ближ­нем Востоке не хватало христианских иммигрантов для за­мены мусульманского населения. Поэтому владельцам феодальных поместий было важно удержать их на своих зем­лях. Именно этим.обстоятельством во многом определялось благосостояние местных баронов


назад далее
Навигация