фактов сатанизма не существует, а все их «признания» выби­ты под пытками. Его выводы подтверждаются словами Пье­ра Булонского: «Полная беспомощность жертв, хотя бы раз обвиненных в ереси, независимо от высоты их положения не позволяла им выдержать жесткое давление папской инкви­зиции».

Сталинские процессы над «врагами народа» уже в 30-е годы XX века наглядно показали, что применение даже не самых жестоких средств воздействия, например лишение сна, заставляет человека оговаривать себя, своих друзей и близких. Костоломы Филиппа Красивого отличались та­кой же жестокостью, как и следователи НКВД или геста­по, а его ближайшие приспешники, Гильом Ногаре и Ги-льом де Плезан во лжи и клевете не уступали Геббельсу. Намеренное преувеличение или искажение реальных со­бытий способно заставить допрашиваемого — особенно такого, который неспособен увидеть разницу между без­обидным проступком и преступлением (из-за отсутствия необходимых знаний и опыта), — изменить оценку собы­тий. Так, почитание образов Христа или Иоанна Крести­теля можно намеренно ассоциировать с идолопоклонством; верёвку, обернутую вокруг пояса — традиционный обычай среди тамплиеров и привычный паломнический талисман, — объявить дьявольским орудием; а невинный поцелуй, ко­торый в человеческой жизни — как светской, так и духов­ной — просто завершает ряд привычных ритуалов обще­ния, вдруг однозначно связать с гомосексуальными отно­шениями.

Кстати, остановимся на проблеме гомосексуальных на­клонностей тамплиеров. Насколько она в действительности была актуальна? Для сравнения отметим, что в последние годы общественное мнение в отношении гомосексуализма в Европе и Америке изменилось — от категорического отри­цания до устойчивой толерантности. На этом фоне утверж­дение, будто среди тамплиеров не было геев, теперь пред­ставляется даже некоторой «гомофобией». Так, французский историк Жан Фавьер оправдывает подобные отношения между братьями «отсутствием женщин и влиянием Востока». С ним соглашается и его американский коллега Джозеф Стрейер, считающий, что гомосексуализм неизбежно сопутствует лю­бой чисто мужской организации, и приводит в качестве при­мера британские закрытые частные привилегированные сред­ние учебные заведения для мальчиков.

Но можно ли подходить с современной меркой к оценке этого греха среди братьев-рыцарей? Разумеется, наивно ду­мать, будто средневековое общество не имело представления об этом явлении: гомосексуализм был весьма распространен среди дворянской знати. Наверное, о Ричарде Львиное Серд­це—в силу его «заряженности» на женский пол — такое вряд ли скажешь, а вот беспорядочный образ жизни и нераз­борчивость Фридриха II подтверждаются многочисленными связями не только с девочками, но и с мальчиками. Его се­нешаля в Святой земле Ричарда Филангьери тоже обвиняли в любовной связи с бальи Акры Филиппом Могастелем — правда, стоит заметить, что сведения эти распространяли его недоброжелатели из семьи д'Ибелен.


назад далее
Навигация