Следует отметить, что подобные отказы для самих обви­няемых были сопряжены с другой страшной опасностью: согласно правилам святой инквизиции, упорствующего ере­тика, отказавшегося от прежних показаний, передавали свет­ским властям для сожжения на костре. Но Жак де Моле, по-видимому, верил в справедливость папы Климента V, и по­началу эта вера казалась небезосновательной. Когда король Филипп по дороге в Пуатье вдруг узнал, что кардиналы от­казываются признать обоснованность обвинений в адрес там­плиеров, он тут же вернулся в Париж и написал Клименту V резкое письмо, угрожая выдвинуть против того аналогичные обвинения. Однако нервы у папы оказались достаточно креп­кими, и он ответил, что скорее сам умрет, чем осудит невин­ных, и в феврале 1308 года велел инквизиторам приостано­вить пытки тамплиеров.

Когда следствие перешло под контроль римского понти­фика, всех арестованных тамплиеров перевели в королев­ские тюрьмы. Оливье де Пени, командор Ломбардии, един­ственный из них, оставленный папой Климентом под до­машним арестом в Пуатье, бежал в ночь на 13 февраля; за его голову был обещано вознаграждение в десять тысяч фло­ринов. В руки королевских чиновников перешло и все иму­щество, принадлежавшее ордену, а у папы для подобных дей­ствий не было в распоряжении никаких воинских подразде­лений. К тому же Пуатье находился ближе к Парижу, чем к Ананьи, поэтому юридическая власть папы оказалась слабее фактической власти короля.

Король Филипп умело апеллировал к общественному мнению, а поскольку Климент V так и не отважился реши­тельно ответить на его угрозы, то королевские глашатаи и вся администрация рьяно принялись клеймить и поносить всех, кто пытался выступить в защиту тамплиеров. Были сроч­но изданы анонимные памфлеты, направленные против папы и намеренно разжигавшие возмущение французов его слабо­волием. В одном из таких обращений, написанном, вероят­но, уже упоминавшимся адвокатом из Нормандии Пьером Дюбуа, говорилось, что папа Климент развел семейственность и погряз в коррупции, а посему не способен вершить право­судие. И что лишь обильными взятками тамплиеров можно объяснить тот факт, что он до сих пор не решается признать их очевидную вину.

Королевская пропаганда решила задействовать в этом деле весьма влиятельные организации французского королевства — Парижский университет и Генеральные штаты (французский парламент). В феврале 1308 года Филипп Красивый официально запросил парижских докторов теологии: как ему поступить с тамплиерами? Имеет ли он право предать их суду без согласия папы римского? И как поступить с их собственностью, если храмовников признают виновными? Однако полученный ответ не вполне соответствовал королевским желаниям: похвалив Филиппа за религиозное рвение, ученые, однако, подтвердили, что орден Храма находится под юрисдикцией римского понтифика, и напомнили королю, что власть его не беспредельна


назад далее

Недорогая детская кровать соня.

Навигация