строго соблюдали устав преподобного Августина из Гиппона, построив странноприимный дом в том самом месте, где ангел возвестил о появлении святого Иоанна Крестителя.

Создание этого монашеского ордена во главе с братом Жераром было одобрено папской буллой 1113 года. После взятия Иерусалима в 1099 году — за свое благочестие, а также за высокую компетенцию «самых умелых квартирьеров, с которыми приходилось сталкиваться крестоносцам», — госпитальеры не раз удостаивались крупных даров от Готфрида Бульонского, его наследников на королевском троне и других знатных европей­цев, узнавших от возвращавшихся с Ближнего Востока солдат и паломников об их самоотверженности. К моменту официаль­ного признания в 1113 году госпитальеры располагали в Европе целой сетью странноприимных домов, где находили приют мно­гочисленные паломники, направлявшиеся в Святую землю.

Брата Жерара, скончавшегося в 1120 году, по традиции сме­нил Раймунд де Монтейльский, франкский рыцарь, осевший в Иерусалиме по окончании 1-го Крестового похода. Как и Гуго де Пейн, он понимал, что для защиты паломников необходимы надежные вооруженные формирования. И хотя госпитальеры никогда не отказывались от своей главной задачи — защиты паломников, а также «всех сирых и убогих», — их братство фак­тически превратилось в духовно-рыцарский орден. В 1128 году, когда Гуго де Пейн был в Европе, госпитальеры во главе с Рай-мундом Монтейльским сопровождали короля Балдуина II в походе крестоносцев на мусульманский Аскалон.

Оба рыцарских ордена развивались бок о бок: управлен­ческая структура, созданная тамплиерами в Европе, основы­валась на опыте госпитальерских командорств; в то же время Устав храмовников, принятый на Соборе в Труа, и мощная идеологическая поддержка со стороны Бернарда Клервоско-го способствовали быстрому превращению ордена госпита­льеров в военизированное монашеское братство. Госпиталь­еры выбрали более мягкий вариант устава, приписываемого Блаженному Августину, но позаимствовали у тамплиеров ти­тул магистра для своих вождей. Их главная резиденция в храме Гроба Господня вскоре соединилась с монастырем Святой Анны, который располагал огромным залом, где могли раз­меститься до двух тысяч паломников и несколько сот рыца­рей, — «зданием столь величественным и удивительным по красоте, что его стоило увидеть хотя бы раз».

Король Альфонсо I Арагонский, обладавший грозной сла­вой «молота мавров», был бездетным, а его брак с Ураккой Кастильской был расторгнут в 1114 году. Из-за отсутствия наследников он вынужден был принять меры, чтобы предотвратить распад королевства после своей смерти, и потому в октябре 1131 года Альфонсо подписал завещание, передав свои владения храму Гроба Господня в Иерусалиме и двум рыцарским орденам — госпитальеров и тамплиеров. Как писал Джонатан Смит, «этим трем я передаю все мое королевство... все свои земельные владения, а также всю власть — духовную и светскую — над епископами,


назад далее

Печать фотографий тула русское фото печать фото в туле.

Навигация