Об этом было известно лишь горстке из­бранных. «Довольно незначительная активность тамплиеров в первые годы, — пишет Лейдер, — по-видимому, как-то связана с раскопками, проводившимися в храме Соломона или где-то поблизости от него, — операцией, о которой неполагалось знать никому, кроме нескольких наиболее знат­ных особ».

По мнению этих авторов, нет сомнений, что действи­тельно было найдено нечто экстраординарное. Сначала Ми­шель Лами высказывает весьма интригующие предположе­ния:

«...А что, если это был ковчег Завета? А может быть, ка­кие-то секреты из области архитектуры? Ключ к отгадке раз­личных чудес из жизни Христа и расшифровка его посла­ний? Грааль? А может, бумаги с указанием особых мест, где облегчается общение с небесами и преисподней?»

Но тут же автор решительно заявляет: вовсе нет. А нашли они ни больше ни меньше как забальзамированную голову Хри­ста.

Это та самая голова, которая известна в истории под име­нем Бафомет и которая, вероятно, использовалась тамплие­рами в их тайных обрядах. А если ее нашел не Гуго де Пейн на Храмовой горе, значит, она была доставлена в Европу Марией Магдалиной и затем, попав в руки катаров, спрятана в замке Монсегюр. Когда же замок приготовился капитули­ровать под натиском крестоносцев, три избранных парфата вывезли сокровища из крепости. «Но что у катаров счита­лось сокровищем? Да и сколько золота или серебра могли забрать три человека? Ясно, что это были не деньги... А не­что другое, что хранилось в Монсегюре до самого последне­го момента и без чего не могли обойтись во время важного ритуала, проведенного всего за день до сдачи замка, в день весеннего равноденствия», — другими словами, голова Хри­ста. И бежавшие из замка катары могли спрятать ее «в един­ственном во всей Франции месте, которое было вне досяга­емости короля, и при помощи организации, которая по сво­ему статусу и задачам обладала необходимой автономией, а кроме того, разделяла гностицизм* самих катаров, — то есть в ордене Храма».

Таким образом, когда в 1307 году Жерар де Вильер бежал из парижского Тампля, он захватил с собой и эту «святыню всех святынь». Тамплиерская эскадра, отплывшая из Ла-Ро-шели, разделилась на две части — половина направилась на юг, в Португалию, где храмовники были радушно приняты королем Дионисием, а другие устремились в Шотландию; их корабли бросили якорь в одном из ее портов. К югу от Эдин­бурга находится замок Росслин, в то время принадлежавший семье Сен-Клер, у которой были давние связи с тамплиера­ми. Часовня в этом замке являлась уменьшенной копией иерусалимского храма Соломона. Именно здесь, под одной из колонн, спасшиеся храмовники якобы и закопали «голову Бога».

Но сколь бы заманчиво и интригующе ни выглядели по­добные истории, они не выдерживают серьезного анализа, и это особенно очевидно, если обратить внимание на частое использование авторами таких неопределенных выражений: «ответ, казалось бы, лежит...»; «представляется весьма веро­ятным, что


назад далее
Навигация