Это заставило обратиться за помощью к папе римскому Калликсту II, венецианским дожам и даже к архиепископу Компостельскому — там в бывшем испан­ском королевстве Галисии для охраны паломников и защиты христианских земель от мусульман был создан рыцарский орден святого Иакова Меченосца. Как всегда, обрушившие­ся на христиан беды были восприняты как наказание свыше, считалось, что некоторых добравшихся до Святой земли па­ломников увлекла сладкая восточная жизнь, что они погряз­ли в грехах, забыв о спасении души. В январе 1120 года со­бравшиеся на совет в Наблусе светские и духовные лидеры христиан одобрили проект Гуго де Пейна, оценив его гуман­ную направленность и очевидную прагматичность.

Трудно сказать, проявил ли инициативу в создании этого рыцарского братства сам папа Калликст II. Однако, являясь сыном графа Гильома Бургундского, он скорее всего симпа­тизировал рыцарским устремлениям. Хотя в проекте предус­матривался довольно радикальный отход от традиционных норм того времени, в целом орден выглядел довольно удач­ной конструкцией — она позволяла соединить профессио­нальные военные навыки и религиозную идею. Мы уже зна­ем, как поддержка идеологами католицизма вооруженного ответа на конкретное событие внезапно переросла в освяще­ние целого крестового похода. В связи с этим практически неизбежно должны были возникнуть «кочевые монастыри» в виде особых воинско-христианских братств.

В 1120 году еще один могущественный французский маг­нат, Фулько Анжуйский, отправился паломником в Святую землю, вступив в ряды бедного рыцарства Христова. Судя по всему, он высоко оценил волю и талант первого магистра ордена Гуго де Пейна и по возвращении пожаловал ордену регулярные денежные выплаты. Его примеру последовали и другие французские вельможи. В 1125 году граф Шампан­ский вернулся в Иерусалим в третий и последний раз. Он расстался с распутной женой, лишил наследства сына, кото­рый оказался ему неродным, и переписал завещание в пользу племянника Тибальда. После этого он отказался от своего состояния и, дав обет бедности, целомудрия и воздержания, стал в ряды бедных рыцарей Иисуса Христа.

Но это было не самое яркое из деяний графа Гуго, совер­шенных им в знак покаяния. Примерно за десять лет до того он в одиночку преодолел шестьдесят километров по диким лесам к востоку от Труа, чтобы присоединиться к монашеской общи­не во главе с преподобным Бернаром Фонтен-ле-Дижонским. Этот монастырь, расположенный в городке Клерво, был осно­ван монахами из аббатства Сито, по имени которого они и стали называться цистерцианцами. А Сито, в свою очередь, основал в 1098 году бенедиктинец Роберт Молезмский, с горе­чью наблюдавший, как знаменитое Клюнийское аббатство от­ходит от строгих и простых предписаний благоверного Бене­дикта Нурсийского. Избалованные крупными дарами местных правителей, обретя власть и богатство, клюнийские настоятели и приоры постепенно погрязли в светских делах и интригах, забыв о главном своем предназначении


назад далее

https://mos.pizza пицца доставка пиццы.

Навигация