В Средние века среди христиан набеги на соседние поместья, грабежи и угон скота были делом столь же обычным, как и среди аравийских племен до пришествия Мухаммеда. Повальное насилие стало обычной приметой жизни и быта тех жестоких времен. Даже когда кон­фликты выносились в суд, то и там дело частенько решалос: посредством дуэли или с помощью сурового испытания — «ог­нем и водой».

Пытаясь хоть как-то умерить конфликты между различны­ми группировками христианской знати и особенно сохраните от их жадных рук церковную собственность, папы и епископь: использовали традиционные методы церковного наказания (зап­рещение мессы и лишение причастия), а также отлучение (из­гнание из храма). Несколько позднее возникла идея «Божьего перемирия» — прекращения военных действий и междоусобие в дни, установленные церковью, например, во время Великого поста. Однако все эти меры давали лишь относительный успех Западное христианство по-прежнему существовало в условиях постоянных скандалов и братоубийственных раздоров. Как мь: уже знаем, прекрасным примером решения этой болезненной проблемы стало использование неукротимой мощи норманн­ского воинства во главе с семейством Хойтевиллов для завоева­ния территорий на юге Италии и Сицилии, оккупированных мусульманами.

Вероятно, примерно такими размышлениями папа Ур­бан II закончил молитву, поднялся с могилы аббата Майоля и двинулся на юг — в сторону Клермонского собора в Овер-ни, чтобы встретиться там с тремястами епископами, кото­рых он вызвал на совет. Собор проходил с 19 по 26 ноября, и обсуждалось около десятка насущных вопросов церковной жизни, включая уже привычное осуждение светской инвес-туры (утверждения духовного лица в должности епископа или аббата), симонии и женитьбы священников. На этом же Со­боре король Филипп Французский был отлучен от церкви за любовную связь с фавориткой Бертрадой де Монфор, а так­же была одобрена идея «Божьего перемирия».

Наконец после многих совещаний о преобразовании духо­венства, об установлениях относительно порядка, справедли­вости и человечности был поднят вопрос о Святой земле и Иерусалиме. Во вторник 27 ноября последнее заседание Собо­ра вместе с толпой мирян состоялось в поле за городом. Пап­ский трон подняли на высокую платформу, откуда Урбан II обратился к огромной толпе, которая собралась, чтобы послу­шать иерарха. Хотя его речь была записана уже после событий и, возможно, несколько приукрашена писцами, но главное не­изменно — он говорил о тех бедах и превратностях, которые терпит на востоке христианская Византия, и страданиях ее граж­дан, оказавшихся под игом турок-сельджуков. Далее он пове­дал о жестоких притеснениях христианских паломников, на­правлявшихся в Святую землю Иерусалимскую, и оердца слу­шателей откликнулись — образы святого Сиона были им хоро­шо знакомы по церковным псалмам


назад далее

Актуальные новости о Максе Полякове на нашем сайте

Навигация