Дополнительно городские стены были усилены четырьмя сотнями башен, возведенных еще по приказу им­ператора Юстиниана и на протяжении столетий укрепляе­мых другими императорами. В отдельных местах верхний край зубчатой крепостной стены, проходившей по вершинам хол- мов, возвышался над остальным городом более чем на трис­та метров. Это была одна из главных метрополий Римской империи, которая издавна являлась не только стратегическим ключом ко всей Северной Сирии, но богатым и могучим го­родом-государством. Несмотря на многочисленное христи­анское население, теперь город целиком находился во влас­ти турок, отнявших его у Византии двенадцать лет назад.

Вожди латинян никак не могли прийти к единому реше­нию: штурмовать город или же дождаться подкреплений? Вос­пользовавшись колебаниями крестоносцев, турки предприня­ли серию дерзких вылазок, нападая на отдельные отряды, за­нимавшиеся сбором и доставкой продовольствия. Осада затя­нулась. Холод, изматывающие дожди и начавшийся голод деморализовали христианское войско, и крестоносцы начали подумывать, не отвернулся ли от них Всевышний в наказание за их прегрешения. Потеряв большую часть своих лошадей и мулов во время трудного перехода через Анатолию — в резуль­тате три четверти рыцарей были вынуждены спешиться, — они теперь доедали уцелевших лошадей, чтобы выжить. Высокая цена продовольствия, изредка доставляемого из Армении, де­лала его доступным только для очень богатых дворян; некото­рые обедневшие фламандцы, которых привел Петр Пустын­ник, даже поедали убитых ими турок. «Взрослых язычников, — писал Радульф Каенский, — наши воины варили в котлах, а детей насаживали на вертел и жарили на костре». В январе 1098 года Танкред поймал Петра Пустынника, пытавшегося бежать, и заставил вернуться. В феврале византийские войска покину­ли осаждавших город крестоносцев. Положение усугубило из­вестие, что с юго-востока на помощь запертым в городе туркам приближается большая армия под предводительством эмира Кирбоги, правителя Мосула (Месопотамия).

В этот критический момент инициативу взял на себя Боэмунд Тарентский. Среди осажденных в Антиохии мусульман он нашел предателя-армянина, предложившего ему свои услу­ги. Однако хитрый норманн вначале хотел получить от других вождей гарантию: если город удастся захватить, то его отдадут под его власть. Княжеский совет в полном составе, за исключе- ием Раймунда Тулузского — давнего недоброжелателя Боэмунда, согласился с его притязаниями. Стоит отметить, что Стефан Блуа, чувствуя, что падение Антиохии неизбежно, от­правился со своей свитой в Европу. В ту же ночь крестоносцы, сделав вид, что снимают осаду, под покровом темноты верну­лись к городским стенам и проникли в одну из башен, вход в которую открыл Боэмунду предатель. Вскоре город пал; но, когда Кирбога наконец добрался до Антиохии, уже сами крестоносцы оказались в осаде. Однако, найдя под


назад далее

Койловеры для автомобилей SKODA autokolizey.ru.

Навигация