В предсмертной записке он утверждал, что предпочел закончить свои дни в изгнании лишь по причине «без­мерной любви к справедливости и ненависти к беззаконию».

Провозглашенный Григорием VII приоритет папской влас­ти не только над духовенством, но и светскими правителями укрепил среди западноевропейских католиков чувство ответ­ственности за судьбы всего христианства. Одной из его самых желанных, но неосуществленных идей была организация воен­ного похода против мусульман под эгидой Ватикана. Угольки исламской угрозы продолжали тлеть у самых границ Рима, и папы не могли равнодушно смотреть, как Византия борется с мусульманами на «восточном фронте». Помимо прочего, в ос­нове этой идеи лежало извечное соперничество Рима с визан­тийской Грецией. И дело было даже не в том, что византийские императоры подчас намеренно попустительствовали врагам, которые досаждали католикам; сами папы часто действовали с неменьшим вероломством. Но греков считали предателями хри­стианства, погрязшими в разврате и духовном разложении, ох­ватившем весь восточный мир. Византийские императоры ис­пользовали евнухов не только как охранников своих жен, но и как важных государственных и церковных служащих — для них были закрыты лишь четыре области управления, — поэтому многие честолюбивые родители с готовностью кастрировали своих юных сыновей как само собой разумеющееся. Итальян­ский епископ Лиупранд Кремонский, которого император Оттон I направил с дипломатической миссией в Константино­поль, писал, что это «город, заполненный ложью, вероломством, мошенничеством и жадностью, пропитанный алчностью и тще­славием». Однако в любых суждениях по поводу столицы Ви- зантии, исходящих от западноевропейцев, несомненно, всегда можно обнаружить явное чувство досады по поводу византий­ского высокомерия и самодовольства, а кроме того — зависти к метрополии, которая намного превосходила Рим по размерам и роскоши, которую еще никогда не грабили варварские орды и которая, несмотря на довольно суровую политику властей, представляла собой глубоко религиозное общество, где высоко ценились интеллектуальные способности, а необразованность среди представителей как среднего, так и высшего сословий всячески порицалась.

Иными словами, Византийская империя, несмотря на по­стоянное влияние восточной культуры, сохранила намного больше могущества, присущего единой Римской империи ан­тичных времен, чем ее западная часть. Там сохранилась сис­тема платной гражданской службы и дисциплинированная профессиональная армия. В отличие от западноевропейских войск, состоящих из разрозненных и часто неуправляемых индивидуумов, собираемых от случая к случаю и на ограни­ченный период, регулярные вооруженные силы Византии были обучены выполнению сложных маневров по команде опытных полководцев, искушенных в военной тактике и стра­тегии. Самое процветающее в мире государство к тому мо­менту имело и самую сильную армию.


назад далее

Инверторная сплит система.

Навигация