известного Ашара из окрестностей Клюни, о котором мы уже упоминали (часть первая, глава I), были менее популярными, так как им на смену быстро пришли завещания.

Зато широкое распространение получили пожертвования за воз­награждение; впрочем, их трудно отличить от продажи. Получательтакого пожертвования, — а им всегда была церковь, — предоставлял жертвователю caritas, или милостыню: иначе говоря, встречный дар. Вот два примера: Раймунд Гуго из Эг-Вив подарил мужчину, его по­томство и имущество, в обмен на милостыню размером в двадцать су. Гильом Мантелен, его жена и двое сыновей «отдали и продали» Храму различные участки земли, и «за этот дар и продажу вы дадите нам лошадь».

Подобная компенсация облегчала саму возможностьдарения, обеспечивая его автора средствами к существованию. При этом по­лучатель дара обычно оставался в выигрыше, так как его ответное подношение было менее ценным. Вознаграждение — и это его глав­ное достижение — укрепило институт дарения, обезопасив его от за­поздалого раскаяния жертвователей и притязаний наследников. Хотя... в 1191 г. Гильом де Бергадон подарил ордену Храма свои вла­дения на вершине Лобрегата (Каталония). Он умер между 1192 и 1196 гг. Его брат отказался выполнить его завещание и в 1199 г. продал виконтство Бергадон, включая земли, отказанные ордену Храма, королю Арагона Педро II. Тамплиеры смогли вступить в свои права владения только в 1231 г.

Несмотря на подобные трудности, отметим значимость описы­ваемого процесса для формирования земельных владений ордена Храма. Так, в Дузане половина из трехсот документов, собранных в картулярий, являются дарственными актами, а в Монсоне анало­гичный сборник содержит сорок пожертвований рrо аniта и сорок четыре дарения за вознаграждение.

В Испании дарения отличаются некоторым своеобразием, так как они связаны с участием ордена в Реконкисте. По этой причине наибольшим размахом отличаются королевские пожертвования. Больше всего Храму подарили замков: сначала Граньяна и Монзон, потом Миравет, Томар в Португалии, Пеньискола в Валенсии. Дая­ния включали и обширные земельные угодья... которые еще пред­стояло завоевать. Такие подарки подразумевали, что тамплиеры должны были заселить и использовать эти земли. Эти особенности сближают испанские и сиро-палестинские пожертвования и объяс­няются обстановкой постоянной борьбы с неверными.

Ради чего делались эти подарки? Ради спасения души и искупле­ния грехов: ирландка Матильда де Лейси подарила четыреста акров земли «для спасения моей души и душ моих отца и матери и всех предков, и всех потомков, а также Давида, барона Нааса, моего покойного мужа». В картулярии Дузана можно видеть бессчетное множество формулировок вроде: «ради любви Господа, отпущения моих грехов и спасения души, а также душ моих родителей». Некий каталонец, более беспокойный, сделал пожертвование, «поскольку я боюсь ужасов ада и стремлюсь достичь радостей рая». Надежда приобрести духовные блага в виде молитв храмовников и мессы за свое здравие подталкивала к великодушию


назад далее

Спонсорство на что готовы организаторы мероприятий.

Навигация