Одни недовольные ратовали за ограничение священнических обязанностей капелланов ордена Храма. Так, в 1157 г. Бертран, аббат Сен-Жиля, позволил гос­питальерам, а в 1169 г. — тамплиерам построить по часовне. При этом он четко установил размеры этих зданий, ограничил количест­во колоколов до двух и определил их вес. Наконец, он запретил со­вершать там божественную службу для кого-либо помимо семей или гостей членов ордена.

Однако самой возмутительной, с точки зрения белого духовенст­ва, привилегией было освобождение от десятины. Подчеркнем, что споры возникали скорее из-за истолкования этой привилегии, ее границ, нежели из-за самой привилегии. Очень часто клирики сами уступали десятину ордену.

В 1270-1281 гг. конфликт между домом в Марле и приорством Сен-Лоран-ан-Рю пережил несколько обострений. Каждый раз сто­роны приходили к соглашению, которое выражалось в географиче­ском разделе территории и установке межевых столбов вдоль границы81. Злоупотребления были настолько явными, что папство было вынуждено вмешаться, чтобы умерить аппетиты военных ор­денов и защитить источники существования белого духовенства.

Тем не менее самая резкая критика исходила от белого духовен­ства Святой земли. Соперничество было острым: военные ордены стремительно распространили свое влияние на относительно малонаселенную территорию, которая после 1160 г. стала сжиматься как шагреневая кожа. В то же время белое духовенство Иерусалима и Антиохии считало, что ведет борьбу с неверными наравне с военны­ми орденами, пусть и другими средствами. Это усугубляло в их гла­зах несправедливость привилегий, предоставленных рыцарям-монахам.

Архиепископ и историк Гильом Тирский с возмущением обличал чрезмерные преимущества, полученные госпитальерами и тамплие­рами. Часто говорят, что Гильом не любил тамплиеров; но госпи­тальеров он ненавидел не меньше — если не больше. И именно на привилегии рыцарей госпитальеров он повел самое настоящее на­ступление. Дело было в 1154 г.:

Раймунд де Пюи, магистр ордена Госпиталя... и его братья... начали спорить с патриархом и другими церквями из-за права на приходы и десятину. И, ко­гда прелаты отлучали некоторых из своих прихожан, налагая на них интер­дикт и отказывая злодеям от Церкви, госпитальеры допускали их в свои храмы, на богослужения и к таинствам, а после смерти погребали их на сво­их кладбищах. В переданных им церквях они ставят священников, не считаясь с епископами, которые имеют право рукоположения...

Один инцидент подлил масла в огонь и вызвал гнев Гильома. С некоторых пор госпитальеры, близкие соседи храма Гроба Господ­ня, начали издеваться над патриархом Фульхерием Ангулемским, почти столетним стариком: когда он произносил проповедь на па­перти, госпитальеры во всю силу звонили в колокола своих церквей. Хуже того, однажды они ворвались в базилику и начали стрелять из луков. Дружеские увещевания остались тщетными, и патриарх в со­провождении епископов Иерусалимского королевства отправился жаловаться папе Адриану IV. Они приплыли в Южную Италию, сделали все, что было в их силах ради встречи с понтификом, но в итоге не были им выслушаны: в то время папа был поглощен сво­им конфликтом с императором. В любом случае было ясно, что Ад­риан IV не испытывал ни малейшего желания наказывать военные ордена!

Даже оставшись безрезультатным, этот демарш стал своего рода сигналом. Несколькими годами позже Александр III вмешался, что­бы усмирить тамплиеров, ввязавшихся в конфликт с монахами из Турню. В 1179 г. на III Латеранском соборе часть белого духовенства перешла в наступление на привилегии военных орденов или, скорее, их злоупотребления. Епископы Святой земли нашли союзников на Западе, в том числе и Иоанна Солсберийского, автора известного по­литического трактата «Polycraticus». Канон 9 этого собора удовле­творил требования белого духовенства с Востока.

Между тем папство по-прежнему оказывало покровительство во­енным орденам и никогда не ставило под сомнение предоставлен­ные им привилегии. Самое большее, понтифики старались удержи­вать ссоры орденов с белым духовенством в разумных пределах: они ограничивались тем, что отчитывали — при необходимости суро­во — виновных в злоупотреблениях, к какому бы лагерю они ни принадлежали. В 1207 г. Иннокентий III, большой друг тамплиеров, обратился к магистру ордена: он обличил храмовников, которые «налагают знак креста на любого пройдоху, который слушает их проповеди», и осудил тех из них, кто за мзду предоставляет христи­анское погребение людям, отлученным от Церкви. В1246 и 1255 гг. Григорий IX вынужден был принять меры против арагонских епи­скопов, которые отлучили нескольких тамплиеров от Церкви, не­взирая на привилегии ордена. Однако в 1265 г. Климент IV угрожал уже тамплиерам:

Если бы Церковь отняла, всего на мгновение, свою длань, защищающую вас от прелатов и светских правителей, вы никоим образом не смогли бы усто­ять перед натиском этих иерархов и силой государей.

Военные ордены были освобождены от налогов, которые папст­во взимало с духовенства (аннатов, десятины). Это налогообложе­ние оправдывалось нуждами крестового похода: поэтому было вполне естественно, что ордена оно не затронуло. Это подтверждает булла «Quanto devotius divino», обнародованная в 1256 г. Тем не менее были и некоторые исключения: в 1247 и 1264 гг. папство, кото­рое вело борьбу с императором Фридрихом II Гогенштафеном, а затем с его сыном Манфредом, прибегло к финансовым ресурсам тамплиеров. Но иногда Святой престол уступал сбор этих налогов светским властям. А вот они проявляли куда меньше щепетильности в отношении привилегий орденов, и в 1297 г. Бонифацию VIII при­шлось вынудить Хайме II Арагонского уважать фискальные льготы тамплиеров.

Эти привилегии являлись залогом независимости ордена, а кро­ме того, были необходимы для выполнения его миссии. Так же дело обстояло и с госпитальерами. За год или два до ареста храмовников, когда латинские государства Востока уже перестали существовать, магистр госпитальеров Фульк де Вилларе ответил папе Клименту V, просившему его мнения об условиях, необходимых для успеха нового крестового похода:

Пусть будет приказано собрать десятину на крестовый поход со всех дохо­дов и бенефициев, светских или нет, со всех прелатов и служителей Церкви любого сана, положения и должности, со всех монахов и прочих, кроме там­плиеров, госпитальеров и тевтонцев.

В конечном счете привилегии вызывали недовольство именно по этой причине; ордены отстаивали их шаг за шагом, идя тем не менее на необходимые компромиссы: привилегии, протест, соглашение — многие споры развивались именно по такой схеме. Главное, не зайти слишком далеко... Это было важно как для ордена Храма, так и для его противников.


назад далее

https://smturbo.spb.ru турбина на фольксваген купить купить турбину фольксваген спб.

Навигация