Однако что­бы сломить орден Храма, они привели в действие беспощадный ме­ханизм. Не является ли тоталитаризм одним из возможных путей развития современного государства?

О пытке

Пытка не была нововведением в судебных процедурах средневе­ковья, «она входила в обычный инструментарий правосудия. Ни у кого не возникало и мысли о недействительности признаний, по­лученных такими средствами». Но это неверно. Во время дела там­плиеров пытка вышла на первый план, о ее использовании открыто говорили и ставили под сомнение добытые с ее помощью призна­ния — и это в то самое время, когда шел процесс. А вот это уже новше­ство. Существовало два мира. Мир пытки, где тамплиеры признава­лись во всем и в чем угодно; в него входила Франция и ее сателлиты — Наварра, Прованс, Неаполь и папское государство. И другой мир, где ее не применяли вовсе или применяли с запозданием и неохотно и где тамплиеры не спешили с признаниями, — Иберийский полу­остров, Северная Италия, Германия и Англия. Однако этот второй мир был не менее жестоким и беззаконным, чем первый.

Тамплиеры, встававшие на защиту ордена, умели делать разли­чие между этими двумя мирами. Четыре представителя ордена, представшие перед папской комиссей в Париже 7 апреля 1310 г.,

сказали, что во всем мире, кроме королевства Франция, невозможно найти ни одного брата ордена Храма, который произносит или з прошлом произ­носил подобные лживые слова, на основании чего можно ясно увидеть при­чину, по которой эта клевета звучит только в королевстве Франция: потому что те, кто это сказал, свидетельствовали, находясь под действием страха, молитв или денег (р. 183).

«Современная» пытка, если так можно выразиться, родилась в кон­це XIII в. вместе с современным государством. Она берет начало с инквизиции. Последняя была сформирована в 1235 г. с целью ис­коренять ереси. В то время это дело было поручено нищенствующим орденам, францисканскому и, главным образом, доминиканскому, так как для этого последнего ордена борьба с ересями являлась ос­новным призванием.

Римское право не признавало действительными признания, по­лученные с помощью запугивания или насилия. Каноническое пра­во тоже. По крайней мере, до середины XIII в. Булла «Ad extirpendam», изданная папой Иннокентием IV, недвусмысленно называла пытку средством достижения истины, когда речь идет о ересях. Папа прямо предписывает пытать и при этом приводит применение этого средства в строгую систему. В 1265 г. Климент IV подтвердил эту буллу, а в 1311 г. Климент V приказал истязать тамплиеров там, где это еще не было сделано. Таким образом, пытки применялись в стра­нах, где инквизиция пользовалась неограниченной властью или на­ходилась в руках государства, желавшего к ним прибегнуть: так об­стояло дело во Франции, но не в Венеции.

Филипп Красивый дал приказ о применении пыток по просьбе инквизитора Гильома Парижского, хотя в действительности фран­цузская инквизиция полностью зависела от короля


назад далее

Навигация