Наследие ордена Храма

Передача имущества ордена Храма госпитальерам

Еще до сожжения Моле по всем концам Европы разгорелись спо­ры по поводу имущества ордена Храма. Во Франции эта собствен­ность была захвачена агентами короля 13 октября 1307 г. — чуть позже, чем в других местах. Климент V тотчас же потребовал пере­дать ее Церкви, чтобы использовать в интересах Святой земли. Еще необходимо было определить, кто будет управлять владениями там­плиеров в ожидании итогов судебного процесса: монархи не уступили и сохранили это право за собой. Король Арагона открыто говорил, что при любом исходе оставит часть орденского имущества за короной.

Таким образом, прибыли, которые можно было извлечь из иму­щества Храма, поступали к правителям. Между 1308 и 1313 гг. ко­роль Англии получил с владений ордена Храма девять тысяч двести пятьдесят фунтов стерлингов дохода, что в ежегодном выражении составляло 4% государственных прибылей. Часть этих средств ис­пользовалась для оказания помощи заключенным тамплиерам.

Однако королевское управление вовсе не было жестким: имения передавались или продавались, а иногда их самовольно захватывали светские феодалы или религиозные организации: в Кастилии и Анг­лии примеры подобного рода не были редкостью. Эдуард II возна­граждал имениями ордена Храма шотландскую знать, перешедшую на его сторону. Когда дело затянулось, попытки подобного рода стали множиться. Тем более что никто не был согласен с использова­нием средств ордена на нужды Святой земли.

Для папы самое быстрое и простое в реализации решение заклю­чалось том, чтобы передать эти имения ордену госпитальеров. Сами госпитальеры притихли на время суда, не давая повода думать, что их радуют злоключения ордена Храма.

Западноевропейские монархи без энтузиазма относились к этому решению, мало отличавшемуся от слияния орденов. С одной сторо­ны, они намеревались оставить себе часть имущества упраздненного ордена: эволюция взглядов Эдуарда II и Хайме II между октябрем и декабрем 1307 г. отчасти объясняется притягательной силой этих дополнительных прибылей. К тому же, о чем мы еще поговорим, Филипп Красивый вовсе не был «бескорыстен» в этом вопросе, что бы ни говорили его подпевалы. Однако королям было трудно пре­тендовать на все без исключения владения ордена Храма — это озна­чало бы ограбление Церкви. Правда, найти решение все еще было можно. Хайме II был готов на любое решение кроме одного — переда­чи ордену госпитальеров. Он успел прочувствовать то, какую опасность для королевской власти мог представлять военный орден. Было ясно, что он настроен против усиления существующего ордена. Суд над орденом Храма позволил Хайме II поставить вопрос об ор­дене госпитальеров и его интеграции в арагонское государство. В ре­зультате король начал ратовать за создание нового, арагонского, ор­дена, которому можно было бы передать имущество тамплиеров, а заодно и госпитальеров. Именно эту позицию было поручено от­стаивать его представителям на соборе во Вьенне.


назад далее

Bitmain antminer z11.

Навигация