Маршал ордена Бартоломе командовал отрядом из ста двадцати ры­царей, пятисот стрелков и четырехсот служителей. Но у них не было кораблей, что и стало причиной их поражения, о котором рассказы­вает тамплиер из Тира:

Султан, гонитель христиан, приказал снарядить шестнадцать кораблей и дал их одному эмиру, который раньше был христианином. Когда бра­тья увидели, как они приближаются, то сильно встревожились, ибо у них не было галер, разве что несколько небольших лодок. Сарацины причали­ли к острову в двух местах, и один отряд тамплиеров остановил их и сбросил в море...

После нескольких стычек, сарацины высадились на остров во­преки сопротивлению...

пеших сержантов-лучников и сирийцев, которые доблестно защищались и перебили множество сарацин, но это не позволило братьям-рыцарям и прочим продвинуться вперед. Сарацины отправили братьям Храма послание, предложив сдаться под честное слово, и пообещали препроводить их в любое место христианского мира, куда те пожелают. Тамплиеры пове­рили их коварству и сдались по совету брата Гуго д'Анпура [возможно, име­ется в виду Ампурия в Каталонии] и вышли. Сарацины отрубили головы всем сирийским сержантам за то, что они хорошо сражались и нанесли большой урон сарацинам. А братьев Храма с позором отвезли в Египет.

Так закончилась последняя крупномасштабная военная опера­ция тамплиеров. Вся ответственность за это плохо организованное мероприятие лежит на Моле. Но он, по крайней мере, решился на нечто более серьезное, чем бесплодные набеги на прибрежную полосу.

С этого момента Моле во всю ратует за всеобщий крестовый по­ход. Смысл его переговоров с папой Климентом V сводился к тому, что крестовый поход может увенчаться успехом, если опираться на Кипр и сильный флот, командовать которым должен грозный адми­рал арагонского флота Сицилии Рожер де Лаурия. Конечно, пост­фактум легко утверждать, что этот план был неосуществимым. Но ведь Моле знал, о чем думают по всей Европе — короли, твердившие, что все их помыслы о крестовом походе, священнослужители и пи­сатели, которые один за другим составляли проекты освобождения Святой земли.

Это «упрямство» ордена Храма часто сравнивали с позицией гос­питальеров, которые в 1306 г. силами небольшого флота, усиленного генуэзскими кораблями, напали на греческий остров Родос и одер­жали победу. Пятнадцатого августа 1306 г. единственный город Ро­доса оказался в руках ордена св. Иоанна, однако, чтобы довершить завоевание всего острова, потребовалось еще три года. Впрочем, не стоит слишком настаивать на противостоянии между тамплиерами и госпитальерами. Орден госпитальеров пережил жестокий внут­ренний кризис: в 1297-1300 гг. великий магистр Гильом де Вилларе созвал генеральный капитул во Франции: он подумывал о том, что­бы перенести туда главную резиденцию ордена. Капитул дважды ре­шительно отверг предложение своего магистра. Племянник Гильома, Фульк, избранный великим магистром в 1305 г


назад далее
Навигация