Однажды под Цезареей «вой­ско оказалось в крайне стесненном положении, чем когда-либо раньше. Арьергард был поручен тамплиерам, которые вечером били себя в грудь, так как потеряли столько лошадей, что были совершен­но растерянны». На другой день в арьегарде шли госпитальеры; под натиском турок братья заволновались: «Святой Георгий, разве вы позволите перебить нас? Почему христиане должны погибнуть, не приняв бой?» То были слова Готье Наблуского, великого магистра ордена госпитальеров. Он отправился к королю Ричарду и сказал: «Государь, для нас слишком большое бесчестье и позор подвергаться такому нападению, ведь каждый из нас потерял по лошади». А ко­роль ответил: «Терпение, любезный сеньор, человек не может быть повсюду в одно и то же время». Христиане скрупулезно готовили свою атаку. «Если бы они последовали плану, то истребили бы всех турок; но замысел не удался по вине двоих людей, которые не сумели сдержать своего желания атаковать... Одним из них был рыцарь, маршал ордена госпитальеров».

Тем не менее, как отмечают все наблюдатели, военные ордены отличались необычайной дисциплиной. Амбруаз в своем повество­вании о Третьем крестовом походе часто сокрушается о неорганизо­ванности «пилигримов», но никогда — за исключением вышеупомя­нутого случая — не жалуется на ордены. Фактически храмовникам приходилось опасаться скорее отсутствия чувства меры и безрассуд­ства своих вождей, нежели редких проявлений личного неподчине­ния. Из-за своей импульсивности Эд де Сент-Аман несет ответствен­ность за многие провалы, произошедшие в период его пребывания на посту магистра (1171-1179). А что сказать об ослепленном нена­вистью Жераре де Ридфоре, который в 1187 г. совершил массу так­тических ошибок!

Политический кризис в Иерусалиме

В 1180 г., после сокрушительных поражений предшествующего года, христиане заключили перемирие с Саладином. Среди населе­ния латинских государств царили уныние и пораженческие настрое-ния: «страх сковал сердца их жителей», говорит арабский историк, а Гильом Тирский отмечает, что на севере «рыцари Храма, жившие в этой области, заперлись в своих замках, ожидая осады с минуты на минуту».

Королевство напоминало корабль без руля: только что заклю­ченные перемирия расторгались по прихоти авантюристов вроде Рено де Шатильона. Военные действия, не приводившие к реши­тельным результатам, подрывали боевой дух франков и их волю к сопротивлению. Начинался затяжной политический кризис, в ко­тором орден принял самое активное участие.

Король Балдуин был прокаженным и, при всем своем мужестве, мог править только через посредников. До конца своей жизни он по­ручал править своим государством способным для этого людям. Их было двое: Раймунд III, граф Триполи и сеньор Тивериады, «пулен», пользовавшийся поддержкой крупных баронов Святой земли и большей части духовенства. Он провел в мусульманских темницах десять лет и вышел на свободу в 1174 г., когда орден Госпиталя за­платил за него выкуп


назад далее

Кто нить видел недавно в продаже клетчатые баулы.

Навигация