Он, Жан де Шалон, тоже отказался от своих показаний, хоть и неохотно, ибо считал, что за всем этим стоит декан Лангра, брат Жака де Моле. Между тем Гуго де Пейро, генеральный досмотрщик ордена и второе по значимости лицо в нем, был приглашен кардиналами на обед, ибо прежде был знаком с ними лично, занимаясь административной деятельностью во Французском приорстве ордена. Во время трапезы он также отказался от своих первоначальных признаний.

Почти до самого конца Жак де Моле не переставал надеяться на вмешательство папы, хотя прекрасно представлял себе, сколь ограничен тот на самом деле в своих возможностях, и отказ великого магистра от первоначальных признаний перед представителями папы в самом конце 1307 г. дал толчок целой череде событий, породивших настоящую сумятицу в планах Филиппа Красивого. Вера Де Моле в могущество Климента V зародилась, возможно, именно в этот период. Он явно полагал, что судебные слушания в присутствии папских легатов дадут куда лучшие результаты. Если королевские чиновники в октябре 1307 г. лишь обещали ему снисхождение в случае его готовности к сотрудничеству, то теперь он отчетливо понимал, что обманут и дело затягивается. Он, похоже, готов был рискнуть даже тем, что его сочтут вторично впавшим в ересь, лишь бы не упустить шанс вырваться из рук королевских чиновников и инквизиции.

Итак, два приведенных выше письма, несмотря на всю их «красочность», указывают на то, что настроения в тогдашнем обществе менялись достаточно быстро. Казавшееся совершенно беспроигрышным дело тамплиеров вдруг пошло «куда-то не туда», а позиция папства стала более отчетливой. Теперь уже обе стороны перестали поддерживать видимость сотрудничества. Примерно в феврале 1308 г. Климент приостановил деятельность инквизиционных судов и объявил, что берет дело в свои руки. Позднее он объяснял это тем, что давно уже начал подозревать, что король чересчур активно участвует в расследовании, а после того, как несколько тамплиеров отказались от первоначальных признаний, и вовсе засомневался в истинности предъявленных ордену обвинений. Французскому правительству, у которого не было легального способа вырвать из рук папы контроль над процессом или воспротивиться отсрочке в деятельности инквизиционных комиссий, ничего не оставалось, как пойти на условия папы и постараться все же как-то заставить его переменить свое мнение. Первые шесть месяцев 1308 г. были посвящены упорному единоборству французского короля и папы римского, причем правительство Франции избрало вполне характерную для себя тактику — использовало пропаганду, грубый нажим и неожиданные, ошеломляющие наскоки, которые в итоге, летом 1308 г. в Пуатье, окончились личной ссорой Филиппа Красивого и Климента V. Пострадавшей стороной, разумеется, оказался Климент, как и многие его предшественники на этом посту, ибо он, (даже с материальной точки зрения) будучи не в состоянии противостоять королю, вынужден был главным образом обороняться, а не наступать


назад далее

AECO sensors датчики датчики уровня AECO www.aecosensor.ru.