«Однако, — пишут посланники, — он так и не призвал нас к себе, хотя мы ждем этого каждый день». Вскоре они посоветовались с Беренгаром Фредолем, который не стал слишком их обнадеживать и сказал, что, «даже если мы будем оставаться здесь вечно», самое большее, чего можно добиться, это требования, чтобы госпитальеры принесли клятву верности королю Арагона. Он предложил им пока что вернуться к своему королю и еще раз посоветоваться с ним, однако они, не веря, что папа намерен сорвать эти переговоры, продолжали оставаться в Авиньоне, надеясь получить известия о дальнейших планах Хайме II. Беренгар Фредоль снова втайне предложил им согласиться с идеей объединения; он был уверен, что потом король Арагона легко сможет нарушить папский указ наиболее удобным для себя образом59. Но Хайме II отступать вовсе не собирался. В своем ответе посланникам от 16 апреля, он писал, чтобы они изыскали средство публично объявить о его определенном несогласии с планом объединения. Его упорство дало некоторые результаты, ибо Климент в конце концов отложил решение этого вопроса и 24 апреля отправил посланников обратно в Арагон, ответив им, по их словам, «весьма хитроумно и лукаво»: прежде чем сказать им что-либо конкретное, он заставил их поклясться в неразглашении его ответа кому бы то ни было, кроме короля Хайме. «И таким образом, господин наш, решение вопроса подлежит отсрочке, во время которой папа ничего предпринимать не будет, пока не получит ответа Вашего Величества». Тем временем папа намеревался тайно выехать из Авиньона в Шатонеф и задержаться там61.

Вопрос о собственности тамплиеров так и оставался открытым до смерти Климента в апреле 1314 г. Узнав, что папа смертельно болен, Хайме II предупредил своих посланников, чтобы никто не говорил с папой по главному вопросу, явно опасаясь, что Климента могут спровоцировать на какое-нибудь неблагоприятное решение. Хайме надеялся, что переговоры со следующим папой будут более удачными, и действительно, компромисс был вскоре достигнут, и 10 июня 1317 г. подписан договор с Иоанном XXII. Было решено создать новый орден со штаб-квартирой в Монтесе, который подчинялся бы ордену Калатрава, его Уставу и его великому магистру. Этой новой ветви ордена передавалась бывшая собственность тамплиеров и местные земельные владения госпитальеров — т. е. новый духовно-рыцарский орден оказывался тесно связан с арагонской монархией и располагался на южных границах королевства. С другой стороны, собственность тамплиеров в Арагоне и Каталонии должна была отойти ордену госпитальеров, хотя главный кастелян крепости Ампоста должен был принести оммаж королю, когда вступит в должность.

Король Кастилии Фердинанд IV также был весьма заинтересован в сохранении собственности тамплиеров; есть указания на то, что правители Арагона, Кастилии и Португалии постоянно пребывали в тесном контакте как во время, так и после Вьенского собора64


назад далее

Образовательная робототехника и it образование.