Трое из тех свидетелей, что не являлись тамплиерами, дали весьма неблагоприятные, хотя и неубедительные показания против ордена. Рауль де Пресль назван в протоколе «адвокатом при королевском дворе» и. видимо, принадлежал к той группе юристов, которыми окружил себя Филипп IV; Никола Симон, armiger (оруженосец), был помощником Пресля; а Гишар де Мар-сийяк был прежде сенешалем Тулузы, и его дом в Париже использовался как тюрьма для тамплиеров. Известно, что он приказывал пытать заключенных, дабы вырвать у них признание. 15 из 20 тамплиеров принадлежали к тем же 72 избранным свидетелям, которые были представлены папе по приказу короля в Пуатье в июне 1308 г., включая небезызвестного Жана де Фоллиако. Один из пяти оставшихся, Жан де Сиври, священник, правда, предлагал себя некогда в качестве защитника ордена. Но более никто защищать орден даже не намеревался, и все они признались ранее по крайней мере в двух из главных грехов: в отречении от Христа и в плевании на распятие или же попирание его ногами, а также в непристойных поцелуях и идолопоклонстве. Жерар де Пассажио, один из этих пяти, вышел из ордена за пять лет до описываемых событий «из-за творившихся там беззаконий». Можно, видимо, интерпретировать столь однобокий подбор свидетелей действиями истца, хотя в протоколах слушаний не осталось никаких свидетельств в поддержку подобной точки зрения. Более того, если и существовало намерение первым предоставить слово обвинению, то, по всей видимости, намерение это успехом не увенчалось, ибо в данном случае комиссия решила не слушать показания 15 «избранных» тамплиеров, поскольку они уже давали их перед папой, — решение, вполне соответствующее указаниям папы относительно целей комиссии, содержавшихся в письме, написанном в мае 1309 г.. Однако приходится подчеркнуть еще раз, что Филипп Красивый полностью контролировал пррцесс тамплиеров, и выбор конкретно этих 20 человек, тогда как в Париже находилось более 590 других, выразивших желание защищать орден, следует однозначно рассматривать как попытку «подбросить» комиссии «неподходящих» свидетелей, дабы сдержать все нарастающую мощь защиты. Свидетели-миряне, выступившие перед комиссией первыми, могли бы отчасти и у других вызвать более враждебное отношение к ордену.

Рауль де Пресль сообщил, что, проживая в Лане лет за пять-шесть до начала арестов, очень дружил с Жерве де Бове, приором местного представительства тамплиеров. Этот брат часто — буквально сотни раз! — говорил ему, что у тамплиеров есть некая тайная цель, но он скорее даст отрубить себе голову, чем кому-нибудь расскажет о ней. Общие собрания ордена имели порой настолько тайную повестку, что если бы он, Рауль де Пресль, или даже сам король Франции что-нибудь узнали об этом, то руководители ордена непременно убили бы его, невзирая на должности. Жерве говорил ему также, что у тамплиеров есть Устав — маленькая книжка, которую он готов показать Раулю


назад далее

Купить кофеварки кофемашины melitta.