Такие же перемены произошли и в поведении двух других тамплиеров, которые давали комиссии показания ранее, но в том же году. Жан де Полленкур, который дал показания 9 и 12 января, и Жан де Кормей, выступавший перед комиссией 8 и 9 февраля, являют собой наглядный пример применения королевскими тюремщиками особых методов давления.

Жан де Полленкур предстал перед комиссией без плаща тамплиера, который, по его словам, порвался, и без бороды, объясняя это тем, что прелаты и прево в Пуатье сказали ему и другим братьям, что им следует побриться. Полленкуру было около 30 лет. Его уже допрашивал епископ Амьена, после чего он получил отпущение грехов и примирение с церковью. Отвечая на вопросы по первым четырем статьям обвинения, он сказал, что присутствовал при вступлении в орден лишь один раз, когда принимали брата Филиппа де Манена, и «не нашел ничего постыдного ни в действиях (принимавших его братьев), ни в их словах». Его самого принимал за десять лет до этого приор и бальи Понтье Гарен де Грандевиль. Церемония состоялась в Ла-Ронсьер в диоцезе Амьена; присутствовали также священник Жиль де Ронтанж и два служителя ордена. Пол ленку р затем дал описание обычной процедуры приема, в значительной степени схожее с рассказом Рауля де Жизи: просьба даровать хлеб насущный и общество братьев ордена, отказ от собственной воли и интересов, обет целомудрия и бедности, клятва беречь имущество ордена и хранить его тайны. После этого, видимо, мужество вдруг оставило его, он утратил нить повествования и «гневно заявил несколько раз, что желал бы подтвердить свое первоначальное признание, сделанное им в присутствии упомянутого епископа Амьена, а затем признался, что отрекался от Бога во время вступления в орден».

В протоколе заседания Полленкур описан как «очень испуганный и очень бледный человек», и, видимо, по этой причине члены комиссии прервали рассказ свидетеля, желая его подбодрить, и сказали ему, что «во имя спасения души всегда следует придерживаться истины, а не упомянутого им признания, за исключением того случая, если оно правдиво». Они заверили Полленкура, что ему не грозит никакая опасность, если он будет говорить правду, ибо ни они, ни присутствующие судебные клерки никому не откроют тайну его показаний.

Помолчав, он со смятенной от страха душой и под бременем данной им присяги заявил, что во время своего вступления (в орден) ни от Господа Бога, ни от Иисуса Христа, ни от Святого распятия не отрекался, не плевал на крест и поцеловал приора, а также других присутствовавших только в уста, да его и не просили целовать кого-либо в срамные или непристойные части тела и не заставляли ни отрекаться, ни плевать, хотя ранее в присутствии инквизиторов он признался в обратном, страшась смерти.

Затем он попытался объясниться. Он сказал, что Жиль Де Ронтанж, который был в тюрьме с ним вместе, говорил ему и другим «со слезами на глазах», что «они доплатятся собственной жизнью, если не дадут показаний против ордена»


назад далее

Смотрите описание kingdom rush похожие здесь.