Меры относительно имущества ордена, на которые папа согласился пойти, он считал временными, ибо впоследствии все еще могло быть возвращено прежним хозяевам. Несмотря на непрерывное давление, Климент, при всех недостатках своего характера, проявил стойкость и не поступился своими принципами: орден, утверждал он, есть организация духовная и подлежит церковной юрисдикции, так что окончательный приговор тамплиерам — прерогатива папы.

Климент пребывал на своем высоком посту уже три года, но так и не съездил в Италию, не говоря уж о Риме. Вместо этого он вынужден был без конца колесить по Франции и заниматься ее проблемами. Французский король открыто настаивал, чтобы папа окончательно переселился в пределы королевства, где ему — и Климент отлично это понимал — будет значительно легче оказывать на него и кардиналов давление в решении двух основных вопросов: о тамплиерах и о Бонифации VIII, которые папе удалось пока отложить, но которые, и это он тоже отлично понимал, сами собой не исчезнут. Именно это, скорее всего, и повлияло на решение папы в конце лета 1308 г. все-таки покинуть Пуатье и устроить временную резиденцию в Авиньоне. По крайней мере, Авиньон был на пути в Италию и, хотя и близко, но все же вне пределов королевства Капетингов и на достаточном расстоянии от его столицы, находившейся на севере Франции. В 1274 г. папа Григорий X купил в Конта-Венессен земли с городом Авиньоном, так что, хотя территория Авиньона со всех сторон была окружена владениями Карла, короля Неаполитанского, и, таким образом, оставалась в сфере влияния Франции, чисто формально Авиньон принадлежал папе римскому. 12 августа Климент решил объявить о своем намерении; его двор должен был собраться в новой резиденции к 1 декабря. Это была попытка хотя бы отчасти освободиться от душившего папу королевского пристального внимания и того давления, которое министры Филиппа оказывали на Климента и папство. Кроме того, в случае прямой конфронтации с властями Франции, что вполне могло проявиться еще в Пуатье, такое местоположение резиденции было менее уязвимым. В то же время папа имел бы в своем распоряжении одну из наиболее стабильных управленческих структур с развитой канцелярией. Французские дела, разумеется, и после переезда папы в Авиньон должны были оставаться для папы главенствующими, однако представителям прочих христианских государств стало бы значительно легче общаться с ним. Поэтому в середине августа весь папский двор снялся с насиженного места в Пуатье. Климент с небольшой группой кардиналов намеревался поехать в Бордо, а по дороге завершить еще кое-какие незаконченные дела, так что задержался буквально в четырех-пяти лье от Пуатье48.

Одно лишь важное исключение сделал Климент в своем генеральном плане расследования по делу тамплиеров: он намеревался лично разобраться с руководителями ордена. 14 августа папа послал в Шинон трех своих кардиналов — Беренгара Фредоля


назад далее