совершивший грех против своей природы, должен снять плащ тамплиера и до скончания дней своих находиться в тюрьме в тяжких ножных кандалах, с цепью на шее и в наручниках, а для поддержания плоти должен питаться лишь хлебом и водой.

А братья, признавшиеся в преступлениях, лгали, и он считает, что подобные заблуждения «никогда не могли бы возникнуть в добродетельной душе, но возникли в душе злой, дьявольской», а потому он не верит, что люди с такой душой когда-либо существовали среди братьев ордена.

Общая картина глубочайшей преданности братству тамплиеров лишь слегка была смазана двумя свидетелями, чьи ответы и воспоминания о былых событиях были настолько сбивчивыми, что вызывали сильные подозрения у членов комиссии, а также сомнения относительно того, могли ли такие люди вообще соблюдать Устав ордена. Раймон Рулли, например, не смог ответить на вопросы, касавшиеся его приема в члены ордена, поскольку «не знал, что означают слова „habentur pro professis“ Букв.: „что считается отличительными чертами (ордена или тамплиера)“ {лат.)., поскольку он человек простой, грубый, да к тому же мирянин», а Арнольд Калис, почтенный тамплиер, прослуживший в ордене 37 лет, тоже не смог вспомнить условия и процедуру своего вступления в орден, «поскольку был уже стар и всегда занимался земледелием и уходом за животными в указанном приорстве [Мас-Деу]. Он ничего не помнил еще и потому, что вышеуказанное событие случилось слишком давно». Однако же оба эти свидетеля отрицали предъявленные им обвинения.

31 августа 1310 г. епископ Эльна официально закрыл слушания, на которых было получено не больше конкретных доказательства вины ордена в целом, а также отдельных его членов, чем в Арагоне.

В королевстве Кастилия и Леон, а также в Португалии аресты, видимо, производились где-то в 1308 г., ибо в августе были созданы две комиссии в соответствии с буллой «Faciens misericordiam». В Кастилии главными членами комиссии являлись архиепископы Толедо и Компос-телы, а также епископ Паленсии. В Медина-дель-Кампо архиепископ Компостелы допросил 30 тамплиеров, а также троих свидетелей со стороны. В Португалии епископ Лиссабона председательствовал на суде в Оренсе, когда были рассмотрены дела двадцати восьми тамплиеров и выслушаны еще шесть свидетелей со стороны. Ни одно из расследований не выявило ничего такого, что можно было бы вменить тамплиерам в вину, да и позднее провинциальные советы — вроде того, что заседал в Саламанке в октябре 1310 г., — не сумели отыскать в показаниях свидетелей чего-либо существенного для обвинения. Порой выдвигались аргументы в пользу того, что иберийские правители предпочли такой приговор, который признал бы тамплиеров хотя бы отчасти невиновными, потому что это давало значительно больше возможностей прибрать к рукам земли ордена, ибо в случае обвинительного приговора собственность тамплиеров легко могла бы отойти непосредственно папе. И все же следует подчеркнуть, что, за исключением Наварры,


назад далее

Моментальный Ремонт стиральных.