Подобно прочим крупным монашеским орденам, орден тамплиеров получил право на владение собственностью: «А потому, рассудили мы по справедливости, раз вы называетесь защитниками Храма… то должны иметь и дома, и земли, и слуг, и сервов, справедливо править ими и пользоваться всеми прочими юридическими и церковными правами».

Тамплиеры, присутствовавшие на Соборе в Труа, сразу же открыли во Франции и в Англии энергичную и весьма успешную кампанию по вербовке в орден, для чего большая их часть, подобно Годфруа де Сент-Омеру, отправилась на родину. Гуго де Пейн посетил Шампань, Анжу, Нормандию и Фландрию, а также — Англию и Шотландию. Помимо множества неофитов, орден получил щедрые пожертвования в виде земельных владений, что обеспечило ему солидное экономическое положение на Западе, особенно во Франции, и подтвердило его изначальную «национальную» принадлежность — т. е. орден прежде всего считался французским. Однако весьма скоро идея присоединения к этому духовно-рыцарскому ордену захватила также и Лангедок, и Пиренейский полуостров, где близость враждебно настроенных мусульман заставляла местное население возлагать надежды в первую очередь на крестоносцев. Популярность ордена «рыцарей-монахов» в XII в. можно проиллюстрировать тем, что военные функции были приданы и ордену госпитальеров, ранее, еще в 70-е годы XI в., созданному на Востоке исключительно в благотворительных целях, а также учреждением подобных рыцарских орденов в Испании и Португалии, где в 1164-1170 гг. появились ордена Калатрава, Сантьяго и Алькантара, а в 1198 г. в Палестине был официально учрежден папой Иннокентием III Тевтонский орден.

Орден тамплиеров активно расширял рамки своей деятельности также благодаря тесному сотрудничеству с Бернаром Клервоским. В начале 30-х годов XII в. именно он по просьбе Гуго де Пейна написал трактат, оправдывавший существование «сражающихся монахов». В определенном смысле основной его целью было «воспеть хвалу новому рыцарству» и заразить этой идеей различных христианских правителей Запада. Тамплиер в трактате Бернара Клервоского был «рыцарем без страха и упрека, у которого тело укрыто латами, а душа — преданностью истинной вере. Не ведая сомнений, владея этим двойным оружием, он не страшится ни человека, ни дьявола, ни даже самой смерти — ведь он издавна возжелал ее для себя». И вот почему: «Война во имя благородной цели не может иметь порочных результатов, как и война неправедная не может быть сочтена делом благородным». Это утверждение Бернар Клервоский иллюстрирует примерами из жизни светских рыцарей того времени, занятых распрями и междоусобицами. «Вы покрываете лошадей своих шелками, под роскошью одежд прячете свои благородные доспехи; вы украшаете без устали свои знамена, щиты и седла; у вас позолоченные шпоры, а упряжь украшена еще и драгоценными каменьями, и вот, окруженные богатством и роскошью, вы с преступным недомыслием и позорным рвением спешите навстречу глупой погибели


назад далее

Курсы повышения квалификации для кадровиков в Москве www.src-master.ru.