Этому новому рыцарству, появление которого святой Бернар приветствовал в столь восторженных выражениях, он отводил двоякую роль: сражаться с духом зла и с «противниками из плоти и крови». Вот к чему в действительности были призваны тамплиеры, эти иноки и воины Христа. Вот откуда портрет, навеянный святому Бернару его энтузиазмом и талантом проповедника, чья речь до сих пор волнует силой убеждения:

«Они живут и действуют по воле своего командора; они носят ту одежду, которую он им дает, не ища ни иного платья, ни иной пищи. Они остерегаются любого излишества в еде и одежде, довольствуясь лишь самым необходимым. Они живут сообща, обходясь без женщин и детей. И чтобы не иметь изъяна против ангельского совершенства, они селятся под одной крышей, не имея никакого личного имущества, объединенные своим Уставом в почитании Господа.

Не сыщешь среди них ни лентяя, ни праздного гуляки; когда они не присутствуют на службе — что бывает очень редко — или не вкушают свой хлеб, вознося благодарения небесам, они трудятся, починяя одежду или конскую сбрую, изорванную и искромсанную. Либо же они исполняют то, что повелел им их магистр или что требуют нужды их дома. Ни один из них не находится в подчинении у другого, они почитают лучшего, но не знатнейшего . Они проявляют учтивость по отношению друг к другу и, помогая один другому, следуют заветам Христа.

Дерзкие речи, суетные поступки, неумеренный смех, жалобы и ропот не остаются, будучи замечены в их среде, без наказания. Они презирают шахматы и кости, охота внушает им ужас, они не находят в нелепой погоне за птицами обычного удовольствия. Они бегут и отвращаются от мимов, магов и жонглеров, легкомысленных и пустых песен».

И, увлекаемый поэтическим воображением, святой Бернар впадает в преувеличения и даже противоречит самому себе:

«Они коротко подстригают волосы, подобно Апостолам, и считают позором для мужчины, если он проявляет заботу о своей прическе. Их никогда не видели причесанными, редко вымытыми, у них косматые бороды, а кожа загрубела от пыли и изъязвлена солнцем и ношением панциря…»

Можно все же надеяться, что когда Гуго де Пайен и его единомышленники предстали перед соборными отцами под сводами кафедрального собора в Труа, они облачились в чистые туники и расчесали бороды. Более того, Пайен де Мондидье, в то время магистр Франции, благодаря своему званию связанный с королевским двором, должен был иметь приличную одежду, так же как и Гуго Риго, состоявший в дружеских отношениях с королем Арагона. Что до иерусалимских тамплиеров, то разве смогли бы они переносить местный климат, если бы не были элементарно чистоплотны? Какие только эпидемии не поражали обитателей монастырей вследствие ужасающей скученности! Впрочем, свидетельства современников единодушны относительно безупречности внешнего вида братии как на войне, так и в мирное время. Слишком строги были правила, требовавшие соблюдать чистоту — телесную в такой же мере, как и духовную, — чтобы можно было не принимать в расчет гигиену. И, разумеется, можно извинить поэта, позволившего себе увлечься образом и желанием немного преувеличить контраст между блистающими разными цветами и украшенными султанами светскими рыцарями и скромным воинством Христовым, эскадроны которого были облачены в белые одежды.


назад далее

Совместимые капсулы для кофемашины lavazza lespresso.ru.

Навигация